Blog Post

Литературный Санкт-Петербург > Дорога к вере > Славою и честию венчал еси его

Славою и честию венчал еси его

В нашей жизни столько нелицеприятного, мрачного, гнетущего, что порой это может привести к унынию и самого стойкого. Однако время от времени в истории рождаются такие люди, которые самим фактом своего бытия являют ярчайшее свидетельство истинности того, что человек – венец творения Бога, образ Его и подобие, как поется в псалмопениях, умалил еси его малым чим от Ангел, славою и честию венчал еси его. Сказанное в полной мере приложимо к жизненному и творческому пути Павла Александровича Флоренского (1882-1937), мыслителя-энциклопедиста ХХ века, личности необыкновенного масштаба, с внешне трагической и прекрасной в духовном отношении судьбой, который остается сегодня загадочной фигурой для нашего современника, настолько глубоки его мысли и духовная сосредоточенность и настолько разнообразны и противоречивы данные и дающиеся ему оценки. И потому весьма своевременно выходит объемистое шеститомное издание – монография о личности, жизни и творчестве отца Павла, написанная его внуком игуменом Андроником (Трубачевым), что можно расценивать как выдающееся явление современной духовной и культурной жизни нашего общества.

Издание дает ясное представление о том, что священник Павел Флоренский – уникальное явление мировой культуры и, вместе с тем, это истинно русский мыслитель, и его мировоззрение и творчество самым органичным образом воплотились в его жизни. Как подметил С. Н. Булгаков, “настоящее творчество о. Павла – не книги, но он сам, вся его жизнь, которая ушла безвозвратно из этого века в будущий”.

Вопрос о том, как человек, будучи одновременно телесным и духовным, будучи раздираем противоречивостью двух противостоящих друг другу начал, утратившим полноту своей природы со времен грехопадения, стремится преодолеть свое несовершенство через обожение, превосходит возможности человеческого познания. На него невозможно ответить, опираясь на рациональное постижение человеческой жизни. Ответ на вопрос о самом способе, “механизме” достижения совершенства личности подвластен только Божьему разуму.

Однако объектом изучения могут быть пути, ведущие к единству с Богом и восстановлению единства человеческой природы. Духовный человек отличается личностной целостностью, гармоничностью, зрелостью. Чем сильнее выраженность духовно-нравственной составляющей личности, тем в большей мере возможна реализация ее творческого начала в плане раскрытия индивидуальности, ее духовного богатства. Это творчество как духовно-нравственный заряд к действию. На протяжении жизни П.А. Флоренского мнимые альтернативы становятся его личностными антиномиями: так, в выборе “священство или наука”, “Бог или семья” он принимает и то, и другое. Разгадка тайны бытия и “тайны Флоренского” в том, что, его же словами из знаменитой книги “Столп и сотворение истины”, “…по мере одухотворения личности, <…> антиномия оказывается внутренне-единою, внутренне-цельною духовною ценностью”. Многочисленные труды П.А. Флоренского относятся к разнообразным областям знания, взаимосвязь которых он и стремился выявить в течение своей жизни. Это не только богословие и философия, но и языкознание, математика, физика, электротехника, церковная археология и искусствоведение, литературное творчество, а также биология, геология, этнография, филология, агиография, музейное дело, поэзия и проза. Флоренский еще и астроном, прекрасный музыкант, полиглот, в совершенстве владевший латинским, древнегреческим, большинством современных языков, языками Кавказа, Ирана, Индии. Высказывания Флоренского 1935-1937 гг. о творческих планах включали разработку физики систем со специальными структурами, космофизики и космохимии. Особое значение для понимания личности Флоренского имеет его автобиографическая проза, не уступающая лучшим мировым образцам, и его поэтическое наследие. Окружающие отмечали его энциклопедичность, сравнивая его с Леонардо да Винчи и Г¸те. Но, прежде всего, П.А. Флоренский – мыслитель и исследователь. Жажда познания, единства с миром во всех его проявлениях распространялись на различные сферы жизни. Религия, наука, литература и искусство, природа – ему удалось охватить все. Может быть, именно тем, к чему он был наиболее всего небезразличен, он и не стал заниматься профессионально. Это относится, например, к музыке. Вторая такая сфера – природа, которую он так любил, что изучать ее казалось ему слишком холодным. Тем не менее, в конце жизни ему все же пришлось изучать водоросли в условиях вечной мерзлоты, удовлетворяя не только свой извечный исследовательский интерес, но и трепетное отношение к природе. Всегда он был погружен в какое-нибудь дело, его творческая мысль была неутомима. “Что я делал всю жизнь? – писал П. А. Флоренский. – Рассматривал мир как целое, как единую картину и реальность, но в каждый данный момент или, точнее, на каждом этапе своей жизни под определенным углом зрения” (из письма 21.02.1937 г.). Он понимал, что предвосхищает время, и считал, что его труды будут востребованы не ранее, чем через 50 лет.

Объективно везде обнаруживая феноменальные способности, сам Флоренский оценивал себя скромно и писал, что, действительно, обладает почти абсолютной памятью, остротой органов чувств и повышенной впечатлительностью, однако прочий вклад в успехи принадлежит лишь трудолюбию. Аскетизм был для него жизненной нормой. Наиболее выразительно сказал об этом Н.О. Лосский: “Никто не знал, когда он спал или отдыхал. Все удивлялись работоспособности этого человека”. Современники обращали внимание на одухотворенность внешнего облика, как бы сошедшего с древней иконы. С.Н. Булгаков видел в нем одновременно древнего эллина, египтянина и Гоголя и даже считал, что в его личном облике гораздо больше, чем в книгах, ощущалась его сила. Он относится к числу людей, имя которых окружено легендами.

Флоренский – мощная духовная и интеллектуальная глыба, сгусток талантов, фейерверк идей, знаний, водопад чувств. По отцу родословная Флоренского уходила в русское духовенство, по матери – в старинный и знатный грузинско-армянский род. В интеллигентной многодетной семье поощрялся интерес к знанию – техническому, естественнонаучному, историческому. Дед по отцу учился в семинарии, но ради науки оставил семейную традицию священства. П.А. Флоренский считал впоследствии, что обязан выполнить жизненную задачу рода и, напротив, – священству подчинить науку. Он пришел к выводу о необходимости интуитивно-мистического, духовного, познания и его приоритетности. Свою собственную жизненную задачу Флоренский понимал как “проложение путей к будущему цельному мировоззрению”.

После окончания тифлисской гимназии Флоренский поступил на математическое отделение физико-математического факультета Московского университета, занимаясь, помимо математики, проблемами философии и богословия. Обучение в университете укрепило стремление к целостной картине мира. После окончания университета с дипломом I степени он учился в Московской духовной академии, куда поступил, несмотря на предложения остаться в университете, и окончил ее первым. В Московской духовной академии, в ее онтологической школе (профессора прот. Федор Голубинский, В.Д. Кудрявцев- Платонов, А.И. Введенский) утвердились его богословские позиции. Глубокое духовное влияние оказали епископ Антоний, старец Исидор, о. Алексей (Мечев). Сам Флоренский считал свое мировоззрение близким стилю XIV-XV веков русского средневековья.

В главной своей книге “Столп и утверждение истины” П.А. Флоренский выразил идеал цельности жизни и объективной церковной мудрости, обосновывая необходимость укорененности в православной жизни. В качестве духовного центра его личности С.Н. Булгаков потом назовет священство. После окончания Московской духовной академии П.А. Флоренский преподавал там же философию, сначала в качестве доцента, затем профессора кафедры истории философии (до 1919 г.). Он разработал за это время авторские курсы по истории античной философии, философии культа, кантовской проблематике. В 1912 г. П.А. Флоренский написал диссертацию “Столп и утверждение истины”, которая была издана и принесла ему известность.

В 1911 г. он становится священником, до революции пишет статьи на религиозно-философские темы, редактирует журнал “Богословский вестник”. Антроподицея (“оправдание человека”) представлена в работах “Философия культа”, “У водоразделов мысли”. В 1920-е гг. были написаны “Иконостас”, “Имена”, “Анализ пространственности (и времени) в художественно- изобразительных произведениях”, “Детям моим. Воспоминанья прежних дней”. П.А. Флоренский – редактор многотомной “Технической энциклопедии” и автор 127 статей для нее; автор 12 изобретений в химии, физике и др. В советское время им написаны “Мнимости в геометрии”, “Число как форма”, Курс лекций по “энциклопедии математики”.

С 1918 г. П.А. Флоренский – член Комиссии по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой Лавры, ученый секретарь и хранитель ризницы. Это пост позволял ему оберегать святыни.

С 1920 г. он стал работать в Москве, на заводе “Карболит” по изготовлению пластмассы, заведующим созданной им самим лабораторией испытания материалов Государственного экспериментального электротехнического института, выпустил книгу о диэлектриках. С 1921 г. П.А. Флоренский был утвержден профессором и читал лекции по искусствоведению во ВХУТЕМАСе по кафедре анализа пространственности в художественных произведениях и в результате подготовил монографию. С 1924 г. он становится членом Центрального электротехнического совета Главэлектро, с 1930 г. – помощником директора Всесоюзного электротехнического института по науке, с 1932 г. – членом Комиссии по стандартизации научно-технических обозначений, терминов и символов при Совете Труда и Обороны СССР. Перед ним открывалась блес- тящая карьера при условии публичного отречения от веры. Однако он считал, что мудрец может чувствовать себя свободным даже в обстановке насилия и рабства. В советское время он приходил на работу, не снимая рясы.

В 1933 г. П.А. Флоренский был репрессирован – арестован и сослан в Сибирь, затем на Соловки. В первый год на БАМлаге на Дальнем Востоке он исследовал вечную мерзлоту на опытной станции. Результаты опубликованы Н.И. Быковым и П.Н. Каптеревым без его имени в книге “Вечная мерзлота и строительство на ней” (1940). С 1935 г. он занимался вопросами добычи йода из морских водорослей. В ГУЛАГе была написана поэма “Оро”. Человек могучей силы духа, заботливый и нежный отец пятерых детей, из лагерей он писал родным обстоятельные письма о природе, географии, давал детям занимательные задания, всячески стараясь поддержать их. В 1937 г. в возрасте 55 лет по приговору “тройки” НКВД П.А. Флоренский был расстрелян в Ленинграде, а полностью реабилитирован только спустя более 60 лет. Как подчеркнул его биограф Н.М. Зернов, “особое значение для русской культуры представляет тот факт, что человек, овладевший всеми этими разнообразными знаниями, нашел подлинное признание в священстве и из-за этой верности Церкви принял мученическую кончину”.

Шеститомная монография игумена Андроника (Трубачева) максимально полно, на основании как известных, так и неопубликованных ранее материалов, раскрывает жизненный и творческий путь П.А. Флоренского, начиная не только с самого раннего его детства, но и охватывая его богатую предысторию – историю рода. Игумен Андроник, будучи внуком П.А. Флоренского и продолжая его род, конечно, с особенным вниманием и теплотой осуществляет это гораздо более чем биографическое скрупулезнейшее исследование, сопровождаемое множеством фотографий действующих лиц (наиболее полным собранием фотографий рода Флоренского) и архивными документами, осуществляя глубоко личное исследование, вкладывая в нее свои мысли и чувства. Игумен Андроник (Трубачев) окончил Московский государственный историкоархивный институт, по окончании которого работал в Государственном архиве Московской области, литературным редактором в Журнале Московской Патриархии; Московскую духовную семинарию, Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия, защитив кандидатскую диссертацию на тему: “Священник Павел Флоренский. Личная жизнь. Творчество”. С января 1984 г. – лектор, затем преподаватель Московской духовной семинарии и академии. С 1990 по 1993 гг. являлся наместником Спасо-Преображенского Валаамского ставропигиального мужского монастыря. С 1995 г. – директор музея священника Павла Флоренского в г. Сергиев Посад. В 1986 г. удостоен сана игумена. Член Синодальной богословской комиссии Русской Православной Церкви. Доцент Московской духовной академии с 1989 г.

Монография игумена Андроника представляет собой уникальное исследование, основанное на первоисточниках (прежде всего, Музей и Архив священника Павла Флоренского) и наиболее авторитетной литературе “флоренсковедения”. Во многих вопросах автор является первопроходцем и открывает читателю “неизвестного” Флоренского. Издание включает тексты из произведений Флоренского, его писем, дневников, воспоминаний о нем. Столь подробное исследование жизненного пути выдающихся людей встречается очень редко. Во всяком случае, я таковых не встречала. Здесь учтены дневники, переписка, черновые, подготовительные материалы работ, содержащие интересные мысли, документальные материалы архивов, в том числе сохраненный самим отцом Павлом.

Читатель имеет возможность познакомиться с тщательным исследованием родословия и детства будущего мыслителя, узнать о студенческих годах, о его обучении в Московском университете и Московской духовной академии, а также об обстоятельствах его бракосочетания с Анной Михайловной Гиацинтовой, о рукоположении и начале пастырского служения. Известно, что П.А. Флоренский сам придавал особое значение вопросам биографики и генеалогии и оставил богатый материал о своем родословии, собрав материалы о своих предках, сохранившиеся в семье, что также придает изданию уникальность.

Большой интерес представляет тщательное исследование истории издания книги “Столп и утверждение истины” в Москве в 1914 г., лекционной деятельности Флоренского в Московской духовной академии, его участия в философской жизни Москвы. Значительная часть монографии посвящена первым революционным годам, отношению Флоренского к Февральской революции, Октябрьскому перевороту, большевизму, деятельности Флоренского в Комиссии по охране памятников истории и старины Троице-Сергиевой Лавры, церковнопедагогической деятельности Флоренского в 1920-е годы и его “безприходному” служению в храмах, отношению Флоренского к внутрицерковным расколам и оппозициям, а также выходу книги “Мнимости в геометрии” (1922 г.) и лекциям Флоренского по математике в начале 1920-х годов.

Завершает монографию игумена Андроника “Путь к Богу” биобиблиографический справочник, объединяющий различные разделы справочных сведений, как правило, публикующихся отдельно. Справочник представляет собой итог издания произведений Флоренского и изучения его жизни и творчества. Справочные сведения охватывают период с 1877 г. по 2014 г.

Отец Павел записывал большинство событий своей жизни, сохранял письма, собирал рецензии и статьи, касающиеся его творчества и жизни. Все это образовало биографическую часть архива и предоставило возможность с большой подробностью изложить этот материал в книге. Имея провидческое зрение своей жизни, он засвидетельствовал это в целом ряде документов задолго до грядущих событий, что позволяет рассматривать жизнь и творчество отца Павла Флоренского, словами о. Андроника, как единое целое, средоточием которого было православное священство, а венцом – христианское мученичество.

Елена Коржова