«Дама в фиолетовых тонах»

Держу в руках небольшой‎ сборник стихов Марины Корж‎ “Я люблю тебя, Ялта” (СПб., ИПК ‎”Вести”, 2015. 60 с.), члена ‎Союза писателей России и‎действующей учительницы ‎русского языка и литературы, и думаю: как же повезло‎  её ученикам! Она, вероятно, помнит бум парадигмы о‎ значимости межпредметных связей, отражающей ‎интеграционные процессы мировой культуры. И в‎ своём отзыве я хочу поговорить об очевидной и‎ возможной связи её поэзии с живописью, если б‎ нашёлся такой чуткий интерпретатор. И я с‎ благодарностью вспомнила петербургских  ‎художников иллюстраторов моих книг. Многолетняя‎ дружба меня связывала с народным художником ‎России Энгельсом Васильевичем Козловым (1926-‎2007). Обоюдная любовь к поэзии и живописи‎ запечатлена в моей поэтической книге “Он кисть свою ‎макал в каналы”, им проиллюстрированной. Связь‎ поэзии с живописью давно волнует мыслителей. Тому‎  подтверждением является книга Готхольда Лессинга‎(1729 – 1781) “Лаокоон, или О границах живописи и‎ поэзии”. Русская живопись и классическая литература ‎всегда шли в ногу с освещением проблем жизни. И, как ‎следствие: во второй половине XIX века ‎сформировалась русская школа художников-‎иллюстраторов. Книжная иллюстрация стала ‎неотъемлемой частью литературно-художественной ‎культуры. К сожалению, мало я видела ‎проиллюстрированных художниками книг моих‎ коллег. Стихи Марины Корж так и просятся на живописные полотна.‎

* * *
…Что запомнить нужно? Каждый штрих,
То, что вижу прямо пред собой,
Весь в барашках штормовой прибой –
От бессонниц припасу я их,
Я хочу запомнить всё подряд
В мирной жизни радостно-простой:
И церквушки купол золотой,
Что сияньем каждый манит взгляд,
Небо – всех оттенков синеву,
Солнце – на воде слепящий узор,
Ялту – белый лотос – в чаше гор…

* * *
Там солнце, как ладья, плывёт в лазури…

* * *
И вновь белеет парус одиноко…
Так и хочется в эту благодать. А какое великолепное сравнение солнца с золотой ладьёю! Ну и как поэтессе было не вспомнить с детства врезавшиеся в память строки. И она, обрамляя своими строками эти памятные, пишет:

* * *
И в этих повтореньях бездна прока…
И вот уже совсем другие картины, и мне кажется хороший художник смог бы этот – “Сплошной круговорот воды в природе” – мастерски отобразить:

* * *
Над Чёрным морем дождь стоит стеною –
Из изумрудного оно вмиг серым стало,
Приобретая дымчатость опала,
Подёрнутое плёнкой слюдяною,
Так полон влагой неба мир бездонный
Морщинит море, льёт, не прекращая.
………………………………………………………
Так небо с морем породнилось вроде –
Вода царит, она теперь повсюду…

* * *
Такая буря ночью бушевала!
Сравнение её с девятым валом
Приемлемо – ревело так во мгле!
Тот вал, покинув море, по земле
Катился, всё вокруг круша с размаху!
Как будто вдруг все вместе фуги Баха
В одну всевышней волею собрали,
И слух земли они собой взорвали!
Небесная гремела постановка!..

Поэтические картины морской стихии у Марины Корж – это не только морской пейзаж, хотя, читая её стихи, живо представляешь себе море: оно то тихое, спокойное, то страшная бушующая стихия, которая погружена во мглу. Но для поэта-романтика – это ещё и тайна, которую он пытается разгадать. Это ещё и психологический пейзаж, то есть через него поэтесса выражает чувства и
мысли. У неё не вызывает сомнения то, что море живой таинственный незнакомец, наделённый душой, как человек.

Через общение с природой можно говорить с Богом, проникнуть в тайну бытия, соприкоснуться с Мировой душой, где соединяются мрак и свет, добро и зло, радость и горе.
И она пишет:

* * *
Творец продумал каждый штрих
Солёно-солнечно-волнистый,
Самим небесным маринистом
Утверждена я частью их!

В сборнике много великолепных зарисовок природных явлений:

* * *
По дорожке лунной в полосе прибрежной
Я плыву куда-то, где меня не ждут…
…………………………………………………………..
И горит, не греет, но не угасает
Лунный свет, дрожащий под моей рукой.
………………………………………………………….
По дорожке лунной, по равнине звёздной
В пенье волн чуть слышном
ночь плывёт со мной.

Черно-белая графика хорошо бы этот этюд отобрази-
ла.

* * *
Хотите крымского пейзажа?
Да запросто, да очень даже
Его готова воссоздать!
Кругом такая благодать:
Сияет солнце бесконечно,
А ночью путь мерцает Млечный,
Дорожка лунная бежит,
И грузно Аюдаг лежит…
Не ощущает море груза,
Что Аюдаг, а что медуза –
Всё омываемо волной…

Хочу перейти к жанровым картинам. Как хорошо я себе представила: женщина сидит на берегу, смотрит вслед удаляющейся девочке:

* * *
Жизнь, крымский пейзаж не меняя,
Дополнит картину мазком:
Девочка, с волнами играя,
По пляжу идёт босиком.
Твоё повторение девочка,
Мои лишь улыбка и взгляд…

Стихи Марины Алексеевны выразительны и поэтичны. Образность её стихов создана яркими ассоциациями, схваченными зорким глазом и чуткой возвышенной душой. Она широко использует изобразительные возможности, заложенные в самом слове, в их сочетании:
“нежнее нежного”, “мягче мягкого”, “белый лотос – в чаше гор”, “дождь из цветов”, “царство мечты”, “липкость гари”, “шлёпает дождь”, “Маленький рыжик, /как солнечный зайчик в траве”, “Кошачьей лапкой гонит ветер / луну оранжевым клубком”, “Тёплых дней страницы я перелистала, /Оставляя солнце на тропинках строк”….

У поэтессы чёткое представление о художественности поэтической речи, что является категорией языково-эстетической: представление о красоте, прекрасном, о совершенстве и изяществе словесной формы художественного произведения и совершенстве его внутреннего содержания. Я пишу это о таких цельных, неделимых на отдельные строки стихотворениях, как:

“Сегодня столько бабочек вокруг!”,
“И неизменные цикады”,
“Вот эта девушка с зелёной дымкой глаз…”,
“Ленкоранской акации снова раскинут шатёр…”
А вот и автопортрет самой поэтессы:
Дама в фиолетовых тонах
В бирюзовых плещется волнах.
С бирюзой сливаясь, фиолет
Оставляет розоватый след.
С розовым сливаясь, бирюза
Оттеняет карие глаза.
А глазам, что кари, так близки
Неба сине-белые мазки.
Каре-сине-бело-золотой –
Без светила смысл в картине той?
Даль чиста, прозрачна, как слеза –
Серебром мерцает бирюза.
Кажется, что даже сам Ван Гог
Краски так смешать бы и не смог!
Но его обидеть я ни-ни.
Просто развлекаюсь так в тени.

Надежда Перова,
член Союза писателей России