Blog Post

Марья-царевна, кто она?

В скором времени выходит из печати моя новая книга под названием “Тайны берестяных грамот”. Это о том, что же на самом деле говорит огромное количество берестяных грамот в основном Великого Новгорода. Почему их не могут правильно истолковать наши уч¸ные, и о том, зачем они это делают? Я уже приводил некоторые примеры этих “переводов” в моих книгах “Золотая книга фракийцев”, “Рюрикова грамота” и в ряде газетных публикаций. Сегодня поговорим о былинном и сказочном персонаже Марье-царевне. Кто же она на самом деле?

Грамота 955
Новгород, {1140-1160}.
Условная дата: 1140-1160.
Категория: письма.
Сохранность: целый документ.
Не описана в книге “Древненовгородский диалект”.
Место хранения: МГУ
Перевода нет.

Перевода наши светила не дают. Но вот что я наш¸л в Интернете:

…Совсем иные обычаи отмечены в грамоте № 955, которая является единственным в сво¸м роде документом во всей коллекции берестяных грамот. Текст письма написан только в левой части аккуратно обрезанного листа бересты. Справа от текста имеются слабо прочерченные изображения поясной женской фигуры (возможно, какой-то святой) и шестиконечного креста, которые автор старательно обходил, используя для письма только свободное пространство. По смыслу текст послания раздел¸н на три части заглавными буквами, которые характерны для книжного письма, а в берестяной переписке обнаружились впервые. Так же, как и в предыдущем случае, осмысление текста этой грамоты давалось с трудом, особенно две первые е¸ части. После провед¸нного Зализняком лингвистического анализа текста, стало очевидно, что речь в грамоте ид¸т о свадьбе и свадебных обрядах: “От Милуши к Марене. Большой Косе – пойти бы ей замуж за Сновида. Маренка! Пусть же напь¸тся [набухнет] рождающее лоно! Говорит тебе Милуша: дай две гривны вчерашние”.

Автор письма Милуша, вероятно, сваха. Она обращается к Марене, которая хорошо известна по другим грамотам, как женщина из привилегированного сословия, со словами, что “Косе великой” следует выйти замуж за Сновида. Непонятно, кем является по отношению к невесте Марена: матерью, т¸ткой или другой родственницей. Скорее всего, матерью, потому что, как это отмечено на примере предыдущей грамоты, именно мать была главной во время переговоров со свахой. Во второй части грамоты в предельно лаконичной форме содержится магическая формула, призванная способствовать продолжению рода. В заключении Милуша напоминает Марене о двух гривнах, которые она должна получить, очевидно, за сватовство.

…Позволю себе не согласиться с данной трактовкой перевода. Во-первых, в верхнем углу изображена женщина, у которой на голове княжеская корона, а ни нечто, символизирующее невесту. Второе, термин “ГРИВЕ”, как гривна, это не верно. Это звательный падеж от слова “гриватка” – род волхва.

Этого достаточно, чтобы признать, что перевод неверный.

Перевод. Версия Умнова-Денисова

От Малоуши к Маринке, свед¸нной киевскими с правления. Та побита и унижена. Это Венда, Маринка называемая.

Таким образом, Милоуша по властвованию за ней. Выдано гриватками с письм¸н. На вече возвеличено.

Комментарий.

Грамота 955 – это генеалогическая запись. Некая Милуша обосновывает сво¸ родство и княжеское происхождение от Марины Венды. Поясняется, что соответственная запись есть в архиве волхвов – гриваток. Высокое происхождение Милуши подтверждает и народное вече, скорее всего, Новгородское. О Марине Венде говорится, что та была свергнута с правления киевскими сторонниками, унижена и избита. Факт свержения царицы Венды киевскими сторонниками приводит и “Приникание”, события в Великом Новгороде в 862 г., государственный переворот. Стало быть, речь ид¸т о Марьецаревне героине русских сказок и былин. Сюжет басни основан на том, что Добрыня из хулиганских побуждений убивает “полюбовника” Маринки, и начинается война между Маринкой и Добрыней. Конечно, реальный Добрыня к этому факту никакого отношения не имеет. Это собирательный образ киевского социума IX века в представлении более позднего времени. Реальный же Добрыня гражданин Х века, разница между Маринкой и Добрыней в возрасте более ста лет. Для былин не важно время, в них Добрыня или иной персонаж может переноситься в любое время, сражаться и с монголо-татарами, и “перенестись” в XIV в. Но здесь есть реальное совпадение сведений различных источников. По “Приниканию” первый муж Венды князь Вадим Храбрый был убит сторонниками князя Дира Веруческого. Веручий – это порог на Днепре. Грамота же написана в XII веке и переда¸т события со своей точки зрения, называя инициаторов государственного переворота в Новгороде киевлянами. Реальный Киев к тому времени не был столичным городом, а был небольшим селением. Совпадение между “Приниканием”, былиной и грамотой и в том, что Маринка была “безбожницей”, т.е. носителем родоверия. Маринка по былине жестоко отомстила Добрыне, сделав его своим туром, т.е. данником. По “Приниканию” это разгром Дировской каолиции вторым мужем Венды Олегом Вещим.

…Так вот кто реальный стоит за сказочным персонажем Марьи Маревны или Моранихи. Морана – языческая богиня смерти. Стало быть, в простонародье Маринка – Смерть.

Это Марина Будимовна Венедка, внучка болгарского хана Крума III! Воительница. Правду говорит “Приникание”, государственный переворот 862-864 гг. в Великом Новгороде был, и изгнание Марьи Венды было. И вспоминается строка А.С. Пушкина, его сказки “Руслан и Людмила”

“..В темнице там царевна тужит,

А бурый волк ей верно служит..”

Кто стоит за термином “Бурый Волк”, не Буривой ли, король вендов и одобритов, конец жизни которого приходится на середину 860 годов? Получается Буривой – отец Гостомысла – посадника новгородского. Тогда совсем по-другому предстают сказки Александра Сергеевича, и ” Руслан и Людмила”, и особенно “Сказка о царе Салтане”. Пушкин знал о событиях Новгородских 860 годов, но откуда? А это уже другая история.

А. Умнов-Денисов