Blog Post

Литературный Санкт-Петербург > Дорога к вере > “Камень веры” митрополита Стефана (Яворского)

“Камень веры” митрополита Стефана (Яворского)

Когда-то давно, в Петровские времена, была написана замечательная книга удивительной судьбы. Речь пойдет о “Камне веры”. Автор книги Стефан (Яворский, 1658-1722), личность исключительная, выдающийся церковный и государственный деятель, духовный писатель, митрополит Рязанский и Муромский, местоблюститель Патриаршего престола и первый президент Святейшего Синода. В истории России период XVI-XVII веков напоминает нынешнее время расшатыванием традиционного уклада жизни. Россия тогда стала остро нуждаться в образованных людях, которые могли бы защитить святую Русь. Благодаря силе веры, глубине мысли, широте эрудиции, виртуозному владению словом митрополит Стефан (Яворский) создал выдающийся труд в защиту православной веры. К сожалению, самому Стефану (Яворскому) так и не довелось при жизни увидеть свое детище изданным. И лишь впоследствии состоялось несколько изданий, все на церковнославянском, в последний раз в 1749 году. В наши дни о знаменитой книге знали, но вот только не читал ее практически никто. О книге говорили, упоминая о каких-то таинственных и трагических событиях, сопровождавших ее выход к читателю. Наконец пришло и ее время. История произошла такая.

Однажды батюшка, о. Александр (Фаут), принес откуда-то огромный фолиант с полустертыми, тогда еще непонятными для меня буквами и значками, и предложил сделать компьютерный набор для издания. В наши дни редко, но издаются старинные тексты в упрощенной форме. Я как большой любитель книг с радостью откликнулась. Согласно принципам издания памятников русской литературы, принятым Пушкинским домом, предназначенные для широкого круга читателей тексты не воспроизводят все их лингвистические особенности. Изучив все правила, я принялась за работу. Но очень хотелось вникнуть в содержание, и я невольно стала параллельно набирать перевод. Как сквозь тусклое стекло, стали проявляться пламенные строки. Я показала несколько первых страниц, и батюшка благословил переводить книгу. Так в моей жизни наступил этап переводов. Сначала с церковнославянского на русский, потом на украинский языки. “Камень веры” в этом ряду был первым “камнем”.

Чтобы основательнее подойти к ответственному делу, я вначале решила изучить биографию Стефана (Яворского) и с восхищением открыла для себя его непростой, насыщенный событиями жизненный путь.

Стефан (Симеон Иванович) Яворский родился в 1658 году в православной семье мелкопоместных дворян в городке Явор на Галичине (сегодня Яворов Львовской области). Эта часть правобережной Украины по Адрусовскому мирному договору 1667 года оставалась за Польшей. Чтобы избавиться от гонений на Православие, семья Яворских вместе с детьми переселилась в левобережную Украину и обосновалась в селе Красиловка неподалеку от Нежина. Симеон, обладавший незаурядными способностями, получил всестороннее образование. Он учился в знаменитой Киево-Могилянской Академии, средоточии украинской образованности, которую окончил не позднее 1684 года. Там он обратил на себя внимание иеромонаха Варлаама (Ясинского), выдающегося проповедника, впоследствии ставшего архимандритом Киево-Печерской Лавры, а затем митрополитом Киевским, который послал его учиться за границу для завершения образования. В свое время иеромонах Варлаам также проделал этот путь. Симеон изучал в высших католических школах философию, во Львове и Люблине, а затем богословие в Вильно и Познани, научился искусно слагать стихи на латинском, польском и русском языках и писать великолепные панегирики. В 1689 году он вернулся в Киев. Его покровитель Варлаам (Ясинский) убедил его принять монашество, и он был пострижен самим Варлаамом с именем Стефан.

Он проходил монастырское послушание в Киево-Печерской Лавре и спустя некоторое время был назначен преподавателем Киево-Могилянской Академии; вскоре он стал профессором философии, богословия и риторики. Стефан успешно совмещал деятельность ученого, преподавателя и проповедника. Как проповедник он неизменно восхищал своих современников. Ему отдавали должное даже те, кто считал его своим врагом.

В 1697 году он был назначен игуменом Свято-Никольского Пустынного монастыря близ Киева. В это время ему приходилось часто бывать в Москве по делам митрополита, ближайшим помощником которого он стал. В один из приездов Стефана в Москву произошло событие, которое внезапно резко изменило его жизненный путь. Ему поручили произнести проповедь на похоронах воеводы Шеина, и он сделал это так блистательно, что произвел большое впечатление на слушателей, среди которых был Петр I. Царя привлекли в Стефане его блестящая образованность и глубокий ум. Он уже видел в Стефане своего помощника и единомышленника и дал указание Патриарху Адриану посвятить Стефана в архиереи какой-нибудь из Великорусских епархий неподалеку от Москвы. Хотя Стефан, всей душой стремившийся в Киев, пытался отказаться от этой чести, в апреле 1700 года он стал митрополитом Рязанским и Муромским. Вскоре после кончины Патриарха Адриана он был назначен Местоблюстителем Патриаршего Престола, а некоторое время спустя и его Президентом. Когда в 1707 году умер Киевский митрополит Варлаам (Ясинский), Стефан обратился с просьбой к царю освободить его от Местоблюстительства и назначить Митрополитом в Киев, но Петр I не согласился на это.

Он был назначен также президентом Славяно-греко-латинской академии и провел реорганизацию этого учебного заведения. Он принимал участие в работе Московской типографии, был одним из издателей научных словарей, учебных пособий, автором вступительных статей и примечаний к церковным книгам.

Успешно трудясь на всех высоких постах, Стефан приобрел высокий авторитет в русском обществе. Он написал немало трудов. Его произведения оказали несомненное влияние на деятелей Русской Православной Церкви и послужили одним из источников философских воззрений славянофилов. Им была создана школа учеников и последователей. В их числе был и ректор Московской духовной академии Феофил Лопашинский, который впоследствии сильно пострадал за издание “Камня веры”. Стефана всегда поддерживал и его друг святитель Димитрий Ростовский.

Стефан вначале одобрял деятельность Петра, его реформы в армии и на флоте, приветствовал строительство дорог и каналов, развитие промышленности, расширение торговли и заботы о просвещении, однако позже открыто выступал против ограничительных тенденций царя по отношению к церковной власти и его благосклонного отношения к протестантизму. Широко известна история его противостояния Феофану Прокоповичу, крупному церковному деятелю того времени, который тяготел к протестантизму и всячески поддерживался Петром I.

За свою жизнь Стефану пришлось вынести немало клеветы. Одни ставили ему в вину католическое образование, другие, напротив, “традиционность” и сопротивление реформам Петра. Особенно много неприятностей пришлось на последние годы его жизни, когда он стал Президентом Святейшего Синода. Тяжело больной, он фактически постоянно находился под следствием по доносам. Каждый раз он оказывался оправданным, однако постоянные обвинения и допросы сокращали дни его жизни. Он скончался в Москве в возрасте 64 лет и был похоронен в Успенском соборе Рязани. В настоящее время останки митрополита покоятся в Малоархангельском Рязанском соборе. Свои деньги и книги он завещал основанному им Нежинскому Богородичному монастырю.

Немало клеветы возводилось на него и после смерти, вплоть до обвинений в тайном иезуитстве.

“Камень веры Православно-Кафолической Восточной Церкви” Стефан начал писать, когда в 1713 году началось “дело Тверитинова” и его сообщников, увлекавшихся лютеранством. Тогда Стефан приложил все силы, чтобы изобличить их и – косвенно – царя, потворствовавшего им. “Камень веры” – полное систематическое изложение Православного вероучения, с детальным разъяснением основных положений Православия, книга, написанная в защиту Православия в условиях активной пропаганды протестантизма. Это «Камень веры Православным Сынам Святой Церкви на утверждение и духовное созидание, претыкающимся же о камень – на восстание и исправление». При эмоциональности и образности изложения книга имеет очень четкую структуру. Она включает в себя двенадцать обширных трактатов – Православных Догматов о святых иконах, о знамении Честного Креста, о святых мощах, о Таинстве Евхаристии, о призывании святых, о входе святых душ в Небесные обители, о благотворении преставившимся, о преданиях, о святейшей литургии, о святых постах, о добрых делах, о наказании еретиков. Каждый догмат излагается, затем доказывается и, наконец, опровергаются возражения против него. Доказательства взяты из Ветхого и Нового Завета, Соборных правил, творений святых отцов.

Книга была завершена в 1718 году, однако при Петре I не была напечатана, так как она ярко и убедительно опровергала положения протестантизма, которыми дорожил Петр.

Всего же книга выдержала три издания и была издана также в 1730 году в Киеве и 1749 году в Москве. Все издания печатались на церковнославянском языке. Первый раз “Камень” вышел в Москве в 1728 году с разрешения Верховного тайного совета, по засвидетельствованию преосвященного Феофилакта Лопатинского, архиепископа Тверского, и под его наблюдением, и сразу стал заметным событием в жизни общества. Первое издание имело огромный успех. Напечатанное в количестве 1200 экземпляров, оно быстро разошлось. Однако распространение книги было запрещено, и оставшиеся в типографии экземпляры опечатаны. “Камень” был переведен на латинский и польский языки и приобрел широкую известность и на Западе. Протестанты на Западе и в России тотчас же по выходе книги начали полемику против нее. В России вышел злостный памфлет на “Камень веры” под названием “Молоток на камень веры”. Появились работы и в защиту Яворского, в частности, сочинение архиепископа Феофилакта, издателя “Камня”, под названием “Апокризис, или Ответ на писание ответное Франциска Буддея к некоему другу, на Москве живущему, о лютеранской ереси, на книгу “Камень Веры””.

За издание “Камня веры” архиепископом Феофилактом последнего пытали в тайной канцелярии Бирона, три раза поднимали на дыбу, били батогами, объявили лишенным архиерейского сана и монашества и заточили в Петропавловскую крепость. За ту же вину Киевского митрополита Варлаама Ванатовича вызвали в тайную канцелярию, лишили сана и заточили в Белозерский монастырь. Таким образом, в царствование императрицы Анны Иоанновны, а затем Екатерины II отступление от православной веры продолжалось. При Екатерине II горячо выступил в защиту православия и произведения Яворского Арсений, митрополит Ростовский. Он составил возражение на поданный протестантами пасквиль против “Камня веры” и дополнил сочинение исповедника архиепископа Тверского Феофилакта (Лопатинского). Митрополит Арсений был достойным преемником святителя Димитрия Ростовского, которого глубоко чтил и любил, и бесстрашно выступал против отнятия церковного имущества. По приказанию Екатерины II Синод присудил митрополита Арсения к лишению архиерейского сана и преданию, по расстрижении из монашества, светскому суду. Всем участвовавшим в его расстрижении он сделал предсказания о трагической кончине, которые в точности и исполнились. Арсения перевели в тесный каземат в башне Ревельской крепости. Предварительно с него сняли монашеский сан и, одевши его в арестантский полушубок и треух, дали ему имя – “Андрей Враль”. Будучи узником, Арсений всецело отдавался чтению Священного Писания и молитве. В Ревельском каземате на стене тюрьмы он начертал углем слова: “Благо, яко смирил мя еси”.

Изучая биографию митрополита Стефана (Яворского), я обнаружила, что он учился и затем преподавал в моем родном Киеве (в Киево-Могилянской академии), проходил в Киеве монашеское послушание, а потом

Петр I, восхищенный его умом, образованностью, красноречием, настоял на его переезде в Москву. Мне, киевлянке, живущей в Петербурге, это было близко и понятно. Я восхищалась смелостью и мужеством этого незаурядного человека. Он всегда поступал по совести, хотя часто его пытались представить как нерешительного и мягкотелого, роль которого в церковно-административных делах была незначительна. Действительно, власть Местоблюстителя по сравнению с Патриаршей была ограничена Петром. Но в этих нелегких и весьма тяготивших и унижавших условиях Стефан делал все, что мог, чтобы остановить отступление русского народа от православной веры. Он подавал царю протесты против “новшеств в духовной жизни” народа и открыто обличал царя в проповедях, не страшась его гнева, наконец, он написал свою знаменитую книгу.

По мере чтения и перевода меня все больше привлекала основательность изложения вероучительных истин, которые подкрепляются доказательствами из Ветхого и Нового Завета, Соборных правил, творений святых отцов, и при этом высокая эмоциональность и образность стиля. Обилие цитат из Библии мне очень помогло в работе над переводом. Я сопоставляла тексты из Библии на церковнославянском и русском языках и таким образом постепенно осваивала церковнославянский язык.

Когда я начинала перевод книги, которую батюшка намеревался издать, я не знала о ее трагической истории и судьбе тех, кто издавал ее.

Конечно, узнав обо все этом и помня о судьбе издателей, я очень испугалась. Но через девять месяцев работа над книгой завершилась и вскоре была издана Обществом памяти игумении Таисии, впервые на русском языке. Это событие произошло в 2010 году. Мне было радостно осознавать, что мы способствовали доступности прочтения для всех желающих столь незаурядной книги, реабилитации имени Стефана (Яворского) и открытию величия его личности.

“Камень веры” имел громадное значение для Православной Церкви в первой половине XVIII века, когда в русском обществе слабела православная вера. Столь же актуален этот “Камень” и сегодня, когда утрачены корни отечественных традиций, размыты ценности, но сердце русского человека по-прежнему жаждет верить, хотя пребывает в растерянности и не знает, как верить и во что.

Елена Коржова