Blog Post

Литературный Санкт-Петербург > Память > “…Звенящая восторженность любви…”

“…Звенящая восторженность любви…”

О книге Ларисы
Никольской «Первый
снег – Последний
снег» (СПб, 2017).

Мне не довелось сорок лет назад быть в числе друзей поэта и журналистки Ларисы Никольской из, в то время известной в Ленинграде, газеты “Кировец”, флагмана питерской индустрии – “Кировского завода”. Но свои первые шаги в журналистике я сделал как рабкор именно в этой газете – лауреате журналисткой премии имени Марии Ульяновой. Кстати, в этом году “Кировцу” – юбиляру исполняется 90 лет.
Газета была еженедельной и славилась не только мастерством своих журналистов, но и славной историей своего Литературного объединения, из которого вышел классик российской поэзии Николай Рубцов и другие талантливые поэты. Например, мне повезло на дружбу с очень известным в Питере журналистом и поэтом Валентином Горшковым, тоже выходцем из ЛИТО “Кировца”.
Редакция газеты располагалась в здании парткома на заводской площади с памятником Ленину. Молодые журналисты сидели в самой большой редакционной комнате. Здесь Лариса была хоть и немного постарше своих молодых коллег, но её звонкий голос и заразительный смех давали всей компании жизнерадостный настрой.
Бог подарил Ларисе замечательных дочек – Женю и Таню – талантливо понёсших после ухода мамы её творческую эстафету. Евгения Никольская в питерской журналистике, а Татьяна Никольская поэт, прозаики историк в литературе. Она – член Союза писателей России, её новые, глубокие и аналитические эссе, недавно появившиеся на страницах газеты “Литературный Санкт-Петербург”, вызывали большой интерес читателей.
В большой журналистике нашли себя и юные подружки Ларисы Никольской – Татьяна Артёмова, Елена Данилевич, Елена Долгопятова. А работавшие с Ларисой Стефан Шурко и Эдуард Слепак в “лихие” девяностые встретились в легендарном и сказочно красивом Мариинском дворце.
В моих первых журналистских и критических опытах мне очень помог нынешний член ЛИТО “Путь на моря”, ветеран питерской журналистики Эдуард Слепак. Он и сейчас в хорошем настроении цитирует посвященные ему стихи Ларисы Никольской:
Метафор блеск, эпитетов вальяжность,
Героев яркий и весомый вид,
Всё-всё твоя высокая строкажность
Родной газете “Кировец” дарит.
Художники и скульпторы,
Артисты и доноры дарующие кровь,
Ты пишешь их, как мастер тонкой кистью,
И вызываешь в массах к ним любовь…
Казалось бы – альбомные стихи, а большой талант – чувствуется.
Иногда в “Кировце” я встречался со своим коллегой – рабкором, бывшим главным редактором этой газеты Ильёй Быстровым. Он восторженно встретил только что вышедший из печати новый сборник лирических стихов Ларисы “Искренность” (1981 г.).
Теперь от воспоминаний снова вернемся к замечательному сборнику, который благодарные дочери посвятили 25-летию ухода мамы в 1992 году.
В разделе”Приложение” можно прочитать следующее: “А ведь приходилось творить и во времена, когда проспект Стачек у Кировского завода перегораживал плакат: “Наше поколение будет жить при коммунизме!” И небольшую готовую книжку стихов Л. Никольской “придержали” в издательстве: “Надо бы на открытие про это наше строительство”.
Впрочем, не будем излишне нагнетать страсти. Оппозиционные “режиму” строки звучали не только из уст карманных диссидентов типа Евгения Евтушенко и Андрея Вознесенского.
Тогда же творили и менее известные подлинно народные поэты – Николай Рубцов, Алексей Присолов, Николай Тряпкин, Анатолий Передреев…
Я не знаю, какие пути-перепутья заставили поэтессу заявить: “Я устала казаться сильной”, а спустя несколько страниц и подтвердить это, желание: “Я так хочу быть слабой и капризной – // Пусть иногда!”
И дальше:
… Чужие нам смешны воспоминанья.
Но минет срок –
И для любой из строк
Придет пора иного пониманья.
Открыв нам тайны тайные свои,
В нас отзовутся,
Смутные вначале
Звенящая восторженность любви,
Прозрачная возвышенность печали.
Из блокадного Ленинграда шестилетняя Лара с детским садом была эвакуирована в Пермскую область. Воспитывалась в детдоме и там зазвучали первые стихотворные опыты. Из её письма к бабушке, от 18 октября 1944 года: «Бабушка, у меня есть блокнот, куда я записываю стихи, которые я сама сочиняю.
Дорогая бабушка, я уже пионерка, но у меня нет галстука. Если ты сможешь где-нибудь достать его, то пришли. Теперь я тебе напишу два стиха…” Приведем отрывок из одного:
Сегодня мы вступаем в пионеры,
Сегодня праздник всей страны родной.
И в этот день мы с гордостью повторим
Слова родные клятвы дорогой.
И в этот день бойцы пойдут в атаку,
И яростнее пушки загремят.
Иди, боец! Иди вперед на запад!
Иди вперед, прославленный солдат»
Безыскусные стихи, однако передающие дух времени в детском восприятии. Позже эти наивные строки переплавятся в высокой пробы поэзию: “Ополченец”, “Мать”, “Баллада погибшего сына”…
Горько и трагично звучат слова сраженного сына:
Только старость твоя не согрета,
Только добрый твой дом – одинок.
Ты прости меня, мама, за это –
В том бою я иначе не мог.
Я коснулся, в основном, лишь одной грани полифонической поэзии Ларисы Никольской: этотемавойны и военного детства. Она уложилась в поэтическую главу “На свете кончилась война”. А таких глав в сборнике еще три. Плюс проза и Приложение.
Эти стихи живут и после кончины автора в 1992 году. В 2014 году “Баллада погибшего сына” была опубликована в сборнике “Я не мыслю себя без России…”. Потом была подборка стихов Л. Никольской в альманахе “Свежий взгляд”, посвященном 70-летию Победы. Готовятся и другие публикации. А между “первым” и “последним” снегом в стихах Ларисы Никольской встречаются и ранний снег, и тихий, и апрельский, и голубоватый…
И эти лирические, сказочные краски преображают действительность и заставляют её любить…
Как щедро был городу роздан
Отрадный покров белизны!
Снежинки как белые звёзды,
На сумерках синих видны…

Владимир БЕСПЕРСТОВ,
член Союза журналистов
Санкт-Петербурга и Ленинградской области