Blog Post

Литературный Санкт-Петербург > Память > Дивизии НКВД. Год 1941-й. Ленинград

Дивизии НКВД. Год 1941-й. Ленинград

8 сентября 1941 года подразделения вермахта с боем взяли город Шлиссельбург. С этого дня сухопутная граница вокруг Ленинграда была замкнута – началась героическая оборона Ленинграда. В самые трагические дни обороны города на Неве – в сентябре 1941 года – 1-я, 2-я, 20-я, 22-я стрелковые, 21-я мотострелковая дивизии НКВД стояли насмерть, но врага не пропустили.

Каждой из этих дивизий был определён сектор обороны: 21-я действовала на южном и юго-западном направлениях, 20-я – на восточном и северо-восточном, северном и северо-западном направлениях, 1-я – на северном направлении, 2-я – на северном направлении. Боеспособные части 22-й дивизии влились в состав 21-й дивизии. 22 сентября была создана Невская оперативная группа (НОГ) в составе 115-й, 265-й, 177-й, 86-й стрелковых дивизий, 20-й, 1-й дивизий войск НКВД, а также 11 стрелковой бригады, 4 морской бригады, 1, 4, 5 истребительных батальонов для форсирования Невы и дальнейшего продвижения на Синявино с поставленной задачей уничтожить противника и соединиться с частями Волховского фронта. Начальником НОГ был назначен генерал-лейтенант П.С. Пшенников.
Формирование 1-й дивизии НКВД началось 22 августа по приказу командующего Северо-Западного направления маршалом Советского Союза К.Е. Ворошиловым на станции Васкелово Ленинградской области из личного состава пограничных отрядов № 3,7,33,102 и частей внутренних войск НКВД Ленинградского гарнизона. Формированием руководил начальник войск НКВД Ленинградского округа генерал-лейтенант Г.А.Степанов. Командиром дивизии был назначен бывший начальник 102 пограничного отряда полковник С.И. Донсков. Начальником штаба – бывший заместитель Ново-Петергофского военно-политического училища полковник А.И.Никифоров. Большая часть личного состава дивизии имела боевой опыт, полученный в боях с финнами и немцами.
К первому бою за станции Павлово и Кузьминки, 31 августа 1941 года, дивизия располагала 1, 2, 3, стрелковыми полками, 230 артиллерийским полком, отдельным сапёрным батальоном, отдельным разведывательным батальоном, отдельным батальоном связи, отдельным медико-санитарным батальоном, отдельной авторотой подвоза. Тяжёлая артиллерия и танки отсутствовали. На вооружении находилось: винтовок – 5262, станковых пулемётов – 21, зенитная установка – 1, ручных пулемётов – 67, ППД и ППШ – 25, миномётов (120-мм) – 10, (82-мм) – 13, (50-мм) – 1, орудий: 76-мм – 10,
45-мм – 19, автомобилей – 122, лошадей – 336. Дивизия не успела полностью сформироваться из-за стремительного продвижения немцев и имела в своём составе 6342 военнослужащих. С 1 по 8 сентября в ожесточённых боях с превосходящими силами противника за посёлки Мгинский, Пухолово, Горы дивизия потеряла 70% личного состава – 4020 человек.
На Мгинском направлении действовало две дивизии вермахта: 96-я стрелковая дивизия, имевшая в своём составе 16,5 тысяч личного состава и 20-я моторизованная, имевшая в своём составе 16 тысяч военнослужащих. На вооружении 20-я дивизия имела: 54 танка, 14 самоходных орудий, 100 противотанковых орудий, 42 зенитных орудия, 30 бронемашин, 1323 мотоцикла, 3052 автомобиля, 375 ручных и 130 тяжёлых пулемёта. У противника здесь было 5-кратное превосходство в живой силе, массово использовались танки, авиация, которая господствовала в воздухе.
Например, в журнале боевых действий 1-й дивизии НКВД за 5 сентября 1941 года зафиксировано, что в налёте на ее порядки участвовало 300 самолётов противника. Там же, в журнале, отмечено, что за этот период немецкие подразделения потеряли более 1000 человек убитыми.
7 сентября 1-й стрелковый полк дивизии НКВД был окружён, но в результате боя прорвался к мосту через Неву в районе посёлка Кузьминки, перешёл на правый берег в составе 900 военнослужащих. Мост был взорван. 2 и 3 полки отступали с боями до вечера 7 сентября и остановили противника на южной окраине Шлиссельбурга. Утром 8 сентября, сломив сопротивление 2 и 3 стрелковых полков, немцы захватили Шлиссельбург. Остатки стрелковых полков в составе 450 человек переправились на правый берег Невы при поддержке огнём военных кораблей, находившихся у её истоков. Тыловые части дивизии в составе 600 человек на двух баржах были переправлены на западный берег Ладожского озера в районе мыса Сосновец. С 9 сентября 1941 года дивизия получила задачу удерживать правый берег реки Нева и не допустить её форсирования немецкими частями. Полкам
1-й дивизии НКВД неоднократно ставилась задача по форсированию реки Нева и захвата города Шлиссельбурга, но осенью 1941, 1942 годов она не была выполнена, при форсировании Невы части понесли тяжёлые потери.
Однако еще 11 сентября 1941 г. рота бывших пограничников во главе с капитаном Н.И. Чугуновым, опытным офицером, ночью форсировала Неву и закрепилась в крепости Шлиссельбург (Орешек). Рота имела на вооружении два орудия 76 калибра, 2 станковых пулемёта, автоматы и винтовки. Как показали дальнейшие события крепость Шлиссельбург, удерживаемая частями 1-й дивизии НКВД, явилась ключевым плацдармом в защите Ленинграда на северном направлении. Гарнизон отразил сотни атак противника, не сдал крепость и участвовал в операции “Искара” в январе 1943 года. 1(46) дивизия получила в 1944 году наименование Лужская.
В Карелии 31 июня 1941 года части 2 дивизии войск НКВД по охране железнодорожных сооружений (51, 52, 80, 82, 109, 110-й полки) и 56 отдельная бригада войск НКВД дали достойный отпор превосходящим силам противника. Например, гарнизоны 82 полка в боях за станцию Хелюля уничтожили до 300 солдат противника, 3 самолёта, 5 танков, 2 орудия, задержав продвижение его частей на 5 дней. Подразделения 52 полка в боях за мост на реке Шуя уничтожили 200 солдат и офицеров.
25 июля во время боя 15-го Краснознамённого мотострелкового полка у озера Мярет младший лейтенант А.А. Дивочкин уничтожил до взвода пехоты, одно орудие, несколько пулемётов, стреляя попеременно из двух орудий. Н.М. Руденко уничтожил 15 белофиннов -”кукушек”, захватив пулемёт, продолжил уничтожение противника. В этом же бою санинструктор А.А. Кокорин подорвал себя и пять белофиннов.
21 мотострелковая дивизия НКВД имела четыре мотострелковых полка, полностью укомплектованных и вооружённых по штату военного времени. К 22 июня полки дивизии дислоцировались: 13 и 35 – в городе Ленинграде, 15 – в городе Петрозаводске и 14 – в городе Терриоки, по линии государственной границы. В задачу дивизии в июне-июле входила охрана линии правительственной связи “ВЧ”, борьба с дезертирством, охрана правительственных органов (Смольный, УНКГБ, УНКВД), борьба с диверсионными группами, воздушным десантом, контрреволюционными выступлениями. Была создана 21 ударно-боевая группа.
В конце августа дивизия переформировалась. 29 августа из её составы вывели 13 и 15 мотострелковые полки и пополнили 6 и 8 полками, сформированными из пограничников 6 и 8 погранзастав. Кроме того, дивизия пополнилась курсантами окружной школы младшего нач. состава пограничных войск. В это же время в дивизию влилась группа сотрудников милиции УНКВД в количестве 1500 штыков, а в начале сентября – части 22 дивизии НКВД, которые понесли серьёзные потери на территории Прибалтики. Костяком дивизии стали подразделения, состоящие из пограничников, получивших опыт в боях с финнами и немцами, с высоким уровнем морально-психологического состояния и решимостью отстоять родной город.
3 сентября части 21 дивизии вступили в бой с превосходящими силами противника. Дивизия имела в своём составе около 5915 военнослужащих. 16 сентября немецкие части захватили город Урицк. Город неоднократно переходил из рук в руки. Ценой огромных потерь 21-я мотострелковая дивизия НКВД не пропустила врага, до Кировского завода оставалось 4 километра.
Командиром 21-й дивизии НКВД с 22 июня 1941 года был назначен полковник М. Д. Папченко – участник гражданской войны, служивший в войсках ОГПУ-НКВД с 1923 года. Войну М.Д. Папченко закончил командиром корпуса (генерал-майор с 1942 года), умер в 1970 году.
В боях под Урицком М. Д. Папченко трижды лично поднимал в атаку своих солдат и командиров. Командующий Ленинградским фронтом Г.К. Жуков в своих воспоминаниях даёт такую оценку действиям 21-й дивизии НКВД: “16 сентября 1941 года непрерывными контратаками войска фронта вынудили гитлеровцев перейти от наступления к обороне. В отражении врага через Лигово и Пулково особенно отличилась 21-я дивизия НКВД М. Д. Папченко, 6-я бригада морской пехоты полковника Д. А. Синочкина, 5-я дивизия народного ополчения П. А. Зайцева и 7-й истребительный корпус полковника С. П. Данилова”.
В сентябре 1941 года 21-я дивизия НКВД в боях с врагом понесла тяжёлые потери, отдельные полки потеряли до 50% личного состава, и была отправлена на пополнение в город Ленинград.
Как вспоминает командир 21-й дивизии НКВД М.Д. Папченко: “13-й мотострелковый полк дополнялся за счёт политбойцов советско-партийного актива Октябрьского района Ленинграда, 14-й мотострелковый полк, понёсший тяжёлые потери на Карельском перешейке, восстанавливался за счёт личного состава Окружной школы младшего начсостава пограничных войск, подразделений железнодорожных войск НКВД, советско-партийного актива Октябрьского и Кировского районов. 35-й мотострелковый полк, участвовавший на Гатчинском рубеже и понёсший там потери в личном составе до 50%, восстанавливался за счёт политбойцов Кировского района. Поступивший на восстановление дивизии штатный конвойный полк войск НКВД был полностью вооружён по табелю военного времени. Его переименовали в 8-й стрелковый полк. Частично пополнили личным составом из призванных с Невского и других районов Ленинграда. На базе остатков 6-го пограничного отряда был создан 6-й стрелковый полк. Его дополнили личным составом Военно-политического училища НКВД, совпартактивом Московского района, людьми, поступившими от учреждений и подразделений обслуживания НКВД”.
6 августа 1942 года 21-я дивизия НКВД торжественно приняла знамя легендарной 109-й дивизии, защищавшей Севастополь. С этого момента номер дивизии был изменён на 109, и от этого только повысился боевой дух её военнослужащих, так как все знали, какой ценой немцам достался Севастополь. В августе 1942 года немцы вновь пытались пробить оборону Красной Армии в районе Урицка на рубежах обороны 109-й дивизии, но безуспешно. Вот что писала газета “Правда” 8 августа 1942 года: “В трёхдневном бою под Урицком из своей именной винтовки снайпер Евгений Николаев уничтожил 104 фашистских солдата и офицера”. Надо сказать, что ко дню прорыва блокады Ленинграда Николаев уничтожил 324 фашистских солдата и офицера.
22 февраля 1942 года в торжественной обстановке в Смольном 9 лучшим мастерам сверхметкого огня были вручены именные снайперские винтовки с оптическими прицелами, изготовленные в осаждённом Ленинграде. Винтовки вручил секретарь ЦК ВКП(б), член военного совета Ленинградского фронта А. А. Жданов.
В 21-й дивизии НКВД зародилось и стало массовым движение сверхточных стрелков снайперов, которое распространилось по всем частям Ленинградского фронта. До прорыва блокады, января 1944 года, 109-я стрелковая дивизия занимала вверенные ей рубежи и не позволяла немецким частям прорвать оборону на Урицком направлении.
15 января 1944 года части 109-й дивизии прорвали оборону фашистского “Северного вала” на Урицком направлении и несколькими днями позже овладели крупными узлами – Урицком, Лигово – и в районе Нового Петергофа соединились с войсками 2-й Ударной армии, действующей с Ораниенбаумского плацдарма. 22 апреля 1944 года приказом Верховного Главнокомандующего 109-й дивизии было присвоено почётное наименование “Ленинградская”, а 26 июня 1944 года дивизия была награждена орденом Красного Знамени.
На основании Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР об объявлении мобилизации 56 бригада внутренних войск НКВД с 22 июня 1941 года переформировывалась по штату военного времени в 20-ю дивизию войск НКВД на основании приказа НКВД СССР №002 от 6.9.41. Дивизия формировалась с 22 июня 1941 года по 15 октября 1941 в городе Ленинграде. В своём составе имела 6908 военнослужащих, три стрелковых полка (7, 8, 9), батальон связи, миномётный дивизион (120-мм), медицинский санитарный батальон, роту разведки, автотранспортную роту, сапёрный взвод.
Получив 26 октября 1941 года приказ командующего фронтом о форсировании Невы в районе Невской Дубровки, части 20-й дивизии НКВД с марша приступили к выполнению приказа. Её командиром был назначен полковник А. П. Иванов.
Полки 20-й стрелковой дивизии НКВД форсировали Неву ночью 26 октября 1941 года, влившись в состав НОГ (Невской оперативной группы), укрепив части, находящиеся на «Невском пятачке». Однако стратегическую задачу по соединению с Волховским фронтом в октябре 1941 года дивизия выполнить не смогла, в том числе из-за отсутствия тяжёлой артиллерии, необходимого количества танков и плавсредств, а также за неимением разведданных о частях и вооружении немецких войск, находящихся на левом берегу Невы, и слабого взаимодействия с соседями.
Некоторые части этих дивизий после кровопролитных боёв в октябре 1941 года потеряли от 50 до 70% личного состава. Например, за 25 дней боёв с 25 октября по 19 ноября 1941 года части 20-й дивизии НКВД потеряли 74% личного состава, то есть дивизия потеряла из 6908 военнослужащих 5123 человека. За попытку самовольно покинуть поле боя, были расстреляны 13 человек. Один из них старший офицер, один – младший и одиннадцать рядовых красноармейцев.
Вот как описывает один из эпизодов ожесточённых боёв в октябре 1941 года оперативный уполномоченный старший лейтенант особого отдела 20-й дивизии НКВД Б.М. Пидемский: “Иногда в день приходилось отражать до 8 -10 атак фашистов, когда же командиры нашего полка были убиты, я собрал остатки красноармейцев и краснофлотцев и повёл в контратаку”. За бои на “Невском пятачке” Б. М. Пидемский был награждён медалью “За отвагу”. Далее Борис Михайлович в своем рассказе добавил: “Жизнь лейтенанта на “Невском пятачке” была короткой – два дня. Я же продержался почти две недели”.
Неоценима роль десанта, который высадился на побережье Финского залива в районах Стрельны и Петергофа в тылу фашистских войск 2-7 октября 1941 года. Сводный десант, состоящий из чекистов 20-й и 21-й дивизий НКВД и моряков Кронштадта, нанёс существенный урон технике и живой силе противника.
Об этой операции вспоминает подполковник в отставке
Б. Хадонов: “2 октября сводная рота моряков и воинов-чекистов, свыше 200 человек, умело высадилась у завода “Пишмаш” у домика рыбака. Первый удар был нанесён по заводу, где была уничтожена четырёхорудийная батарея, обстреливающая Ленинград. Приблизились к вражеским тылам, расположенным в Лигово. Нападение для врага было неожиданным. Вслед за этим десантом штаб Ленинградского фронта выделяет из дивизий НКВД два стрелковых батальона для усиления десанта. В это же время в нижнем парке Петергофа на фашистов обрушились моряки-балтийцы”. То есть с 2 по 7 октября 1941 года было высажено 4 десанта батальонов 20-й и 21-й дивизий НКВД при поддержке корабельных батарей Краснознамённого Балтийского флота, 20 танков КВ и добровольцев моряков из Кронштадта. Десант батальонов 20-й, 21-й дивизий НКВД, моряков-добровольцев нанёс тяжёлый урон живой силе и технике противника, но, к сожалению, понёс 100% невозвратные потери.
Дивизии НКВД 1 (46), 20 (92), 21 (109), 2, 22-я внесли весомый вклад в защиту Ленинграда, а в дальнейшем в прорыв блокады в январе 1943 года (операция “Искра”), в уничтожение боевых частей вермахта в январе 1944 года. “Только осенью 1941 года дивизии потеряли от 50 до 70% личного состава и техники, что заставило немцев снимать войска с других участков фронта”. Серьёзный урон был нанесён 20 моторизованной дивизии вермахта под Мгой и Шлиссельбургом. В своих воспоминаниях фельдмаршал фон Лееб, командовавший группой “Север” летом-осенью 1941 года, многократно упоминает упорные сражения под Пулковскими высотами, форсирование Невы частями Красной Армии в сентябре-октябре 1941 года. Несмотря на превосходство группы армий “Север” в танках в 2 раза, в самолётах в 5 раз, в артиллерии в 2 раза, в живой силе 1,5, командующие Ленинградским фронтом активно применяли тактику контратак и десантов с целью прорыва вражеских порядков.
Выполняя директиву Ставки Верховного Главнокомандования №001919 от 12 сентября 1941, в этих дивизиях НКВД были созданы отдельные заградительные батальоны (ОЗБ), из расчёта один батальон на дивизию. Батальон подчинялся командиру дивизии и никакого отношения к деятельности особых отделов НКВД не имел. Главной задачей ОЗБ явилось выявление в полосе обороны дивизии агентуры противника, заброшенной с целью совершения диверсий и террористических актов, а также замена частей первой линии обороны. Не было зафиксировано ни одного факта применения оружия со стороны ОЗБ против солдат и командиров Красной Армии. Вот как описывает Я.К. Огурцов, бывший командир отдельного заградительного батальона (ОСБ) 21-й дивизии НКВД, задачи, стоящие перед батальоном: “Заградбат занял оборону на широком участке, за боевыми порядками стрелковых подразделений. Личный состав выполнял особые задачи: вылавливал фашистских разведчиков и диверсантов, пытавшихся проникнуть в город. Часто наши подразделения заменяли в первых траншеях роты, выходившие в тыл на отдых или переформирование”.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 августа1941 года за образцовое выполнение задания командования в борьбе с германским фашизмом удостоены звания Героя Советского Союза воины войск НКВД: Н.М. Руденко, А.А. Кокорин, А.А. Дивочкин – 21-я дивизия НКВД, И.Д. Бузыцков, Н.Ф. Кайманов, А.К. Константинов, Ф.В. Михальков, А.В. Рыжиков, К.Ф. Ветчинкин – другие части войск НКВД.
В самые трагичные часы обороны Ленинграда, в начале сентября 1941 года, дивизии НКВД стояли неприступной стеной на пути немецких полчищ. Несмотря на многократное превосходство в технике и живой силе врага, 1-я дивизия НКВД на семь дней задержала противника на подступах к городу Шлиссельбургу, не позволила с ходу форсировать Неву и по южному берегу Ладожского озера соединиться с финскими частями, тем самым замкнуть сухопутное кольцо блокады.
В Карелии части 2-й дивизии НКВД во время непрерывных боёв с немецко-финскими войсками нанесли сокрушительный удар по живой силе противника, остановив их наступление.
21-я дивизия не позволила прорваться частям вермахта с юга, сорвала попытку немцев с ходу ворваться в Ленинград. Все дивизии НКВД, начиная с 16 сентября, были переподчинены командующим армий Ленинградского фронта, участвовали в десантных операциях и форсировании Невы осенью и зимой 1941 и 1942 годов. На всех участках, где сражались дивизии НКВД, враг понёс тяжёлые потери. Дивизии потеряли от 50 до 70% личного состава, но выполнили свой долг.
Кроме участия в тяжелейших боях с противником, дивизии НКВД обеспечили безопасность Дороги жизни, правительственных зданий, линий правительственной связи, важнейших военных заводов, вели борьбу с диверсантами и парашютными десантами, выявляли дезертиров, проводили мероприятия по предупреждению эпидемий.

Сергей Рац,
член Союза писателей России