Blog Post

Детская Голгофа

В одном из поселков нашего огромного государства неподалеку от местного кладбища возвышается скромная каменная стела с надписью: “Детям Ленинградской земли, погибшим от рук фашистских захватчиков”. Поселок этот называется Вырица, а стела с лаконичной надписью скрывает одну из самых страшных страниц истории оккупации.
30 августа 1941 года фашистские войска вошли в Вырицу – поселок в Гатчинском районе Ленинградской области… Летом 1942 года в Вырице на базе дома отдыха Ленинградской швейной фабрики им. Володарского создается детский концлагерь. Фашисты не афишировали “учреждение”. Говорили о “детском доме”: так он проходил по документам, так приказано было называть лагерь и самим малолетним узникам. “Приют” просуществовал до конца 1943 года. Оккупационные власти насильно свозили туда детей из зоны ожесточенных боев Шлиссельбург – Мга…
…На берегу реки Оредеж в двухэтажном особняке разместили более 200 детей в возрасте о 3 до 14 лет. Малолетних узников фашисты заставляли работать по 12 часов в день. Питание было отвратительным. Дети теряли силы и умирали. Хоронили их на территории лагеря. У более здоровых детей фашисты брали кровь для своих раненых офицеров.
Перед отступлением, в ноябре 1943 года, немцы вывезли из лагеря часть старших детей и несколько многодетных семей, остались малотрудоспособные. Их перевели в другое помещение – небольшое одноэтажное здание у впадения Мельничного ручья в Оредеж на углу улиц Коммунальной и Кирова.
Зимой Вырицу освободили, первой в поселок вошла группа разведчиков. Они и обнаружили этот новый “детдом”, где в подвале прятались человек тридцать детей – совсем маленьких, едва живых от голода, холода, болезней и страха. Их вымыли, накормили и отправили в приют Шлиссельбурга.
Может быть, до сих пор мир не знал бы о детском лагере в Вырице, если бы не Борис Васильевич Тетюев, фронтовик, раненный в Курской битве. Приехав в поселок, он устроился работать учителем географии. В 1958 году, став директором школы № 2, увлек детей краеведением и начал вместе с ними изучать историю Вырицы. Один класс занимался поисками на территории, где предполагалось существование лагеря, учащиеся другого добросовестно разыскивали тех, кто мог что-то знать…
Тетюеву удалось выяснить, что Вырицу в январе 1944 года освобождала 72-я дивизия, а потом разведчик Петрук рассказал ему, как солдаты обнаружили дом с изможденными детьми. В 1964 года детские останки, обнаруженные школьными “поисковиками” на бывшем погосте за оградой лагеря, перенесли для захоронения между Сиверским шоссе и поселковым кладбищем. Над могилой установили скромный металлический обелиск, какие ставили погибшим воинам. Затем школьники начали собирать средства на памятник: сдавали металлолом и макулатуру, работали на мебельном комбинате, помогали совхозу…
20 июня 1985 года по решению исполкома Вырицкого поселкового совета состоялось перезахоронение детских останков. Здесь же установили памятник – стелу с надписью: “Детям Ленинградской земли, погибшим от рук немецко-фашистских захватчиков в Великую Отечественную войну 1941-1945 гг.”.
В 1993 году в Вырице создали комиссию, которая постановила считать факт существования на территории поселка Вырица детского лагеря принудительного труда, созданного фашистами в период Великой Отечественной войны, установленным.
11 апреля 2002 года на Первом канале в репортаже “Концлагерь, которого не было” говорилось том, что в 1946 году детский дом принудительного труда под Вырицей забыли внести в список лагерей, основанных Германией на захваченной территории СССР. И до середины 1990-х пятьдесят его выживших узников для властей официально считались лишь “проживавшими на оккупированной территории”.
27 июля 2013 года был отправлен запрос в Международную Службу Розыска, которая находится в немецком городе Бад-Арользене. Выдержка из ответа: “Относительно населенного пункта Вырица и находящегося там детского концентрационного лагеря получить информацию не удалось… Многие документы еще во время войны и вскоре после нее были уничтожены”.
23 января 2014 года также был получен ответ из Федерального архива Германии, в котором отмечалось, что запросы о так называемых “лагерях донорства” или принудительной сдаче крови мирными жителями приходят в архив многократно, но письменных данных об этом обнаружено не было. Доктор Томас Менцель пишет: “Мы даже не смогли найти никаких сведений об упомянутом Вами лагере в Вырице. Это ни в коем случае не означает, что подобного лагеря не было! Просто до сих пор мы не смогли обнаружить письменных доказательств этого факта в официальных актах (тут следует еще задаться вопросом, фиксировали ли вообще ответственные лица подобные действия на бумаге). Основная проблема заключается в том, что большая часть письменной документации вермахта и войск СС была уничтожена еще во время войны. Потери оригинальных письменных источников слишком велики”…
Познакомлю читателей со стихотворением Наталии Лодеевой на эту тему.

ВЫРИЦКИЙ РЕКВИЕМ
Я знаю место, где сосновый бор
Тревожит душу воздыханьем слёзным.
Там – дух молитвы под покровом звёздным,
Природа, как Божественный собор…

Под Ленинградом – тяжкие бои…
Гуляла смерть свирепо по округе
И разносила траурные звуки
За упокой летящей литии.

Не все секреты выдала война
О том, как немцы зверствовали дико.
Сжимает сердце жалостью до крика
Средь прочих тайн особенно одна…

Несчитанное множество детей
В те горестные дни осиротело.
Германский Рейх использовал умело
Чужую жизнь для выгоды своей.

Фашисты беспощадно детвору
В “детдом” со всех окрестностей согнали.
Концлагерь – так они именовали,
Сокрыв его под Вырицей в бору.

День начинался с криков и битья.
Трудились дети при любой погоде,
Работали в лесу, на огороде
Под плёткою бездушного зверья.
Турнепсовой похлебкой будешь сыт?
Согреют ли убогие обноски?
Кому-то гроб – неструганые доски…
А кем-то день пока что пережит…

Для вермахта немного приносил
Кабальный труд – другой была задача:
Приноровились деспоты иначе
Выкачивать запас ребячьих сил.
Концлагерь, по бумагам – “детский дом”,
Был тайным банком донорским для немцев.
Там брали кровь детей, почти младенцев!
Такое зло судить каким судом?

Освободили Вырицу зимой
И тридцать малышей нашли в подвале –
Фашисты только чудом не угнали
С другими их в Германию с собой.

Живем сейчас под небом тишины.
Но вдруг сосновый лес вздохнёт тревожно –
Тот вздох без скорби слышать невозможно:
“Мы родом не из детства – из войны”…
На вырицкой окраине теперь
Есть каменная стела – знак трагичный.
Чужая боль от горя и потерь
Здесь стала навсегда моею личной…

Феодосий Амбарцумов,
священник Спасо-Преображенского собора
Санкт-Петербурга