Blog Post

Литературный Санкт-Петербург > Память > Боевая операция “Магистраль”

Боевая операция “Магистраль”

9-я РОТА
Вывод советских войск из Афганистана осуществлялся согласно утвержденному плану с 15 мая 1988 г. по 15 февраля 1989 г. в два этапа. Первый этап проводился с 15 мая по 15 августа 1988 г. Перед командованием встали новые задачи: подготовить войска к выводу и уточнить маршруты их движения.
С целью обеспечения безопасности личного состава частей и соединений были предусмотрены: мирные договоренности с главарями крупных бандформирований, таких, как Шах, Туран Исмаил и др. Через правительственные каналы связи были предупреждены лидеры вооруженной оппозиции в Пешаваре. Все не возражали, кроме руководителя ИПА (Исламская партия Афганистана) Гульбеддина (вначале); усиление охраны коммуникаций путем выставления дополнительных “блоков” силами воздушно-десантных войск. В случае необходимости они были готовы нанести упреждающие удары авиации и огнем артиллерии по районам развертывания огневых средств душманов.
Благодаря принятым мерам удалось обеспечить организованные совершения маршей без происшествий и потерь. При этом были исключены обстрелы и провокации со стороны вооруженной оппозиции.
Опаснее складывалась ситуация в провинции Пактия – зоне влияния лидера ИПА Х.Гульбеддина. Здесь формирования душманов стали усиливать свои позиции в укрепленных ими базах, увеличивать огневую мощь, занимать высоты, контролирующие дорогу Гардез – Хост. Округ Хост и его центр были заблокированы бандформированиями задолго до вывода советских войск, что отрицательно сказалось на жизни населения изолированного города.
Советские и, на своем участке, афганские части стали успешно продвигаться по дороге Гардез – Хост, вытесняя остатки бандформирований подальше в горы. В то же время подразделения частей оперативно занимали высоты по обеим сторонам дороги и брали под охрану освобожденные ее участки. Эта боевая операция получила название “Магистраль”. Наибольшую высоту – 3234 метра – 28 декабря 1987 года занял третий взвод 9-й роты 345-го отдельного парашютно-десантного полка с задачей не допустить прорыва противника к единственной дороге Гардез – Хост. Остальные взводы 9-й роты заняли по соседству другие высоты с такой же задачей.
30 декабря 1987 г. вся дорога от Гардеза до Хоста (там недалеко проходит граница Афганистана с Пакистаном) была очищена от мин, фугасов и завалов. Войсковые части стояли в охранении вдоль трассы. А в Хост пошли машины с продовольствием и горючим…
Прочитав слова “девятая рота”, теперь знакомые многим, читатель ждет от автора невыдуманную историю, изложенную на основании боевого донесения, докладов участников операции и других документальных источников. И автор постарается оправдать ожидания читателя…
…Седьмого января 1988 г. примерно в 15 часов начался обстрел душманами высоты 3234, на которой находились 39 десантников третьего взвода 9-й роты под руководством старшего лейтенанта В. Гагарина. Обстреливали все высоты, но сосредоточенный массированный огонь велся именно по господствующей на данной местности высоте 3234. Во время обстрела погиб ефрейтор Андрей Федотов – радист-арткорректировщик старшего лейтенанта Ивана Бабенко. Рация была разбита вдребезги, и тогда Бабенко, чтобы не терять связь, взял рацию у одного из командиров взвода 9-й роты.
Когда 3-й взвод сообщил в полк, что начался обстрел 9-й роты, они еще не знали, что это будет их боль и их слава. Обстрелы высот душманами стали привычными, но обстановка становилась все тревожнее. Сильное огневое воздействие велось из безотказных орудий, минометов, стрелкового оружия, гранатометов. Через час в сумерках противник перешел в атаку.
Атакующие, одетые в черные куртки с капюшонами, в черных чалмах и касках, сначала, к удивлению некоторых солдат, двигались спокойно, в полный рост. Вскоре атака душманов разгорелась и приобрела более настойчивый характер. Ни потери, ни огонь артиллерии, ни подрыв двух “духов” на минном поле их не остановили. Было весьма похоже, что атакующие обкурились. Используя скалистые выступы, террасы, противник подходил все ближе и ближе. Теперь уже в ход пошли гранаты. Душманы стали атаковать с криком “Аллах акбар! Москва, сдавайся!”. Наши воины, бросая гранаты, стали кричать в ответ: “За Куйбышев! За Борисов! За Могилев!..” Каждый вдохновенно выкрикивал имя своего города. Впоследствии оказалось, что в составе штурмующих мятежников было подразделение, которое называлось “Черные аисты”, они были одеты в черную одежду. В его состав входили наиболее подготовленные душманы, а также пакистанские спецназовцы и различные иностранные наемники. По данным разведотдела армии, в бою участвовали также коммандос полка “Чехатвал” армии Пакистана.
С нашей стороны боем непосредственно руководил командир взвода 9-й роты. После первой атаки противник потерял около 40 человек убитыми и ранеными. Во взводе был ранен младший сержант Борисов. После массированного обстрела из минометов и переносных ПУ, реактивных снарядов в 17:35 противник атаковал высоту с другого направления, но попал под сосредоточенный огонь с высоты, где держал оборону 2-й взвод старшего лейтенанта С. Рожкова.
Через 40 минут боя “духи” отошли. В 19:10 началась третья атака, массированная, под прикрытием огня гранатометов и пулеметов. На этот раз погибли старший сержант Вячеслав Александров из расчета пулемета “Утес”, Сергей Борисов и Андрей Кузнецов. Позиция
12,7-миллиметрового пулемета “Утес” прикрывала подступы к основным позициям десантников. Чтобы уничтожить крупнокалиберный пулемет, косивший “духов” практически в упор, атакующие применили гранатомет РПГ. Александров понимал, что уцелеть пулеметному расчету не удастся, поэтому дал команду двум своим номерам расчета – А. Копырину и С. Объедкову – отойти к основным силам, а сам продолжал стрелять до последнего. Старший сержант и его пулемет были буквально изрешечены осколками гранат. Мнение всех об этом парне было единым: прекраснейший человек и отличный товарищ. Это первый солдат в том бою, которого командование представило к званию Героя посмертно.
На высоте обстановка продолжала оставаться напряженной. Атака шла за атакой. На исходе дня к третьему взводу подошло подкрепление – группа десантников второго взвода С.В. Рожкова. Они принесли боеприпасы, которые так быстро таяли, а потребность в них росла постоянно. Ночью прибыла группа разведчиков из 15 человек во главе со старшим лейтенантом Алексеем Смирновым. Стало легче. Они принесли также патроны и воду, которая была так нужна бойцам. Подмога была очень кстати, поскольку противник начал наиболее яростную атаку. Группа Смирнова приняла участие в этом бою. Похоже было, что душманы заменили состав штурмующих. Так, 8 января душманам удалось, используя скалистую поверхность, приблизиться к обороняющимся на расстояние броска гранаты и забросать ими часть позиции роты. Однако наши бойцы, забыв об усталости и грамотно применив тактические приемы, вместе с разведчиками отбили и эту атаку душманов.
За 11-12 часов почти непрерывных атак противник предпринял 12 массированных штурмов. Группа А. Смирнова помогла вынести раненых. Когда уносили умирающего рядового О.В. Криштопенко, тот все шептал, что не успел отбросить ее, гранату – свою смерть. До рассвета боец не дожил.
Ручные гранаты американского производства пластмассовые и легкие. Днем их вскрыли и обнаружили внутри шарики диаметром 3 мм. До сотни таких шариков осталось в теле младшего сержанта К.Г. Огнева. Ногу ему пришлось ампутировать. Сутки прожил рядовой А.П. Цветков, получивший тяжелую контузию и скончавшийся затем в госпитале. Еще один раненый умер в вертолете во время эвакуации.
«В это время началась самая страшная и жуткая атака. Было светло от разрывов РПГ-7. Душманы вели шквальный огонь с трех направлений. Они вычислили наши позиции и вели сосредоточенный огонь из гранатометов по месту, где находился рядовой Мельников с пулеметом. Духи выпустили туда пять или шесть гранат. Он, уже неживой, прибежал вниз и упал замертво, не говоря ни слова. Он с самого начала вел огонь из пулемета как с нашего направления, так и с того, где получил смертельную рану.
Духи уже подошли на 20-25 метров. Мы вели по ним огонь почти в упор. Но мы даже не подозревали, что они подползут еще ближе, на расстояние 5-6 метров, и оттуда начнут закидывать нас гранатами. Мы просто не могли простреливать эту рытвину, возле которой было два толстых дерева. В этот момент гранат у нас уже не было. Я стоял рядом с Цветковым, и граната, которая разорвалась под нами, была для него смертельной. Меня ранило в руку и ногу.
15 разведчиков А. Смирнова и доставленные ими боеприпасы сделали свое дело: после нескольких часов ночного боя боевики отступили. Когда рассвело, на подступах к устоявшей высоте валялось много брошенного оружия.
Трудно было оставшимся, но они удержали высоту. Итого, было 4 убитых, 12 раненых. Из всех раненых 3 отказались спускаться и эвакуироваться. Только через трое суток их спустили, ибо стали гноиться раны.
По подсчету личного состава третьего взвода и штаба 345-й ОПДП количество противников составляло 200-300 человек. Горстка наших героев высоты успешно отражала хорошо подготовленных и настойчивых душманов. Если взять непроверенное их количество, подтвержденное 345-й ОПДП – 200-300 человек, то получится поединок один к 8-9. Верные себе “афганцы” стремились всегда выносить с поля боя своих убитых и раненых».
Это отрывок из воспоминаний сержанта второго взвода 9-й роты С.Ю. Борисова, записанных им сразу после боя на высоте 3234.
20 января 1988 г. части советских войск организованно вышли из боя. Главным итогом проведенной операции “Магистраль” явился прорыв многомесячной военной и экономической блокады Хоста.
Ознакомившись с фактами о действиях 9-й роты во время одного затяжного боя в Афганистане, когда солдаты и офицеры проявили героические качества советского парашютно-десантного полка, читатель будет поражен той исторической несправедливостью, которую продемонстрировал режиссер Федор Бондарчук в своем фильме об этих событиях.
Эта кинокартина, по замыслу автора, адресована молодому поколению, однако, по сути, главным образом она направлена против нашего общего и конкретно самого режиссера прошлого, имея целью показать, что в СССР все было плохо. Не лучше, как показано в фильме, обстояло дело и в армии, состоящей из полууголовников: офицеры о солдатах не заботятся, особенно в боевой обстановке, прапорщики – наркоманы и воры, а солдаты, не зная, за что воюют, находятся в подавленном настроении и испытывают чувство безысходности, не будучи уверены, что вернутся домой живыми.
Как известно, в “учебке”, где готовят “курсантов”, обычно имеет место весьма напряженный график учебы и тренировок. А в фильме показана большая группа не уставших, а развязно ведущих себя “курсантов”, весело рассказывающих обо всем, в том числе и о сексе. В это время из учебного помещения выходит девушка в чем мать родила и…
Ложные примеры фильма вызывают у призывников из фильма не чувство высокой ответственности перед Родиной, военного достоинства, а создают упаднические настроения, рождают чувство обреченности каждого, неуверенности – они почти уверены, что домой вряд ли вернутся. Какие же из них боевые солдаты и надежные защитники своей страны?
Из всех примеров неправды режиссера главный – это эпизоды, посвященные бою на высоте 3234.
Дислоцированные на этой серьезной и важной для операции высоте, солдаты в фильме не прониклись ни личной, ни коллективной ответственностью за занятую ими позицию. Боевого порядка там не было. Каждый мог перемещаться совершенно свободно. Так, один из них, не спрашивая разрешения старшего по званию, покинул свою группу, внизу встретил дехканина, посетил кишлак, где и нашел свою смерть. Место каждого бойца не было определено, не было инструктажа, боевая задача не ставилась… По крайней мере зрителю об этом неизвестно. Не было заботы о ПУ “Утес”, гранатомете, миномете, артиллерии и ее наводчике. Не выставлялся и наблюдатель. Всё это режиссер оставил за кадром. И получилось, что вместо дисциплины на высоте царила обыкновенная беспорядочность. Поэтому совершенно неожиданно для бойцов началась стрельба, а за ней последовала атака душманов, которые просто перебили всех призывников, кроме одного. При этом связи с командованием не было, а почему – непонятно.
Режиссер сделал это специально, однако, думается, что он несколько переборщил, загнав своих киношных солдат на высоту, как стадо баранов, и устроив им побоище. В действительности даже слабее подготовленные советские, а ныне российские ребята не позволили бы, чтобы противник делал из них фарш. Сопротивление заложено в человеке от природы, об этом говорит история и, в частности, действительно произошедшая битва советских солдат с более сильным по количеству противником.
У зрителей положение солдат в фильме вызывает отрицательную реакцию в отношении командования. А у Бондарчука это должно вызвать удовлетворение, поскольку показывает, что и в армии всё плохо. Ни одного героического поступка солдат в фильме не показано.
Очередное вранье – это эпизод с двумя транспортными военными самолетами, сгоревшими при посадке на аэродроме. При этом, как показал режиссер, сгорели, соответственно, 12 и 18 демобилизованных солдат. Бондарчук специально разработал эту сцену так, что трагедия происходит на глазах призывников и усиливает еще более их удрученное настроение. А ведь на самом деле происшествия с самолетами имели место на разных аэродромах и в разное время, но никаких дембелей в них не было!
Не постеснялся режиссер и исторической лжи, когда офицер в “учебке” в Афганистане заявляет курсантам, что афганцы гордый и свободолюбивый народ и их никогда и никто не смог покорить. Конечно, это глупость, да еще и в учебке. На самом деле афганцев всегда побеждали иностранные захватчики: персы (иранцы), македонцы, монголо-татары, узбеки и англичане. Это информация не усилила желание киношных призывников воевать с афганцами. В действительности же, если бы офицер военной службы позволил себе сказать нечто подобное, он был бы лишен своей должности.
Читатель знает, что Афганистан – это сплошные горы, пустыня, кочующие племена (такие племена существуют и по сей день), и он не очень привлекателен для более цивилизованных людей. Несмотря на всё это, афганцы все-таки сумели сохранить свою этническую общность.
Люди уверены, что ложь растворится во времени и забудется. А вот героические поступки военнослужащих, как, например, тот случай, когда горстка солдат – 39 человек – выдержала 12-часовой бой на высоте 3234 с атакующим противником, превышающим численность наших бойцов в 8-9 раз, и победила – этот факт войдет в историю, останется в памяти людей и будет примером для молодых солдат.

Литература по теме:
Ю. М. Лапшин. “Афганский дневник”, 2004. Служил в Афганистане.
Ю. И. Мухин. “Афганский фронт СССР”, 2018.
Помощь в подготовке статьи оказал Александр Кириллович Бондаренко, служивший в Афганистане.

Генерал-майор М. Овсеенко,
член Союза писателей России