Blog Post

Литературный Санкт-Петербург > Память > В Афганистане быть первым лицом опасно

В Афганистане быть первым лицом опасно

Дружеские отношения России и Афганистана зародились еще в 1919 году. В это время наша страна была первой, признавшей независимое государство Афганистан. Это был год, когда у власти встал Аманулла-хан, сын бывшего главы страны Хабибулла-хана, погибшего в 1919 году от рук террористов под Джелалабадом. Сын был весь в отца: по тем временам образованный, умный и решительный человек, проявлявший заботу не о себе, а о государстве в целом. 27 марта 1919 г. были установлены дипломатические отношения с северным соседом. Несмотря на собственные трудности – война, разруха, голод, – Россия предоставила Афганистану безвозмездную помощь: один миллион рублей золотом, пять тысяч винтовок и несколько самолетов. 22 ноября 1921 г. между странами был заключен договор о дружбе.
Аманулла-хан начал осуществлять в государстве политические и социальные преобразования. Так, он ввел трехцветный государственный флаг Афганистана, отменил рабство, принял закон, запрещающий ранние браки, покупку жен и обязательный переход вдов к брату умершего и т.д. Многие молодые афганцы были посланы на учебу за границу для последующего развития и укрепления своего государства. В 1923 г. была принята первая в стране конституция. В 1926 г. Аманулла-хан был провозглашен королем. 31 августа того же года СССР и Афганистан заключили договор о нейтралитете и взаимном ненападении.
Все нововведения главы государства исламское духовенство встречало враждебно. Оно веками внедряло в сознание верующих обычаи, ставшие со временем непреложными законами. Муллы подготовили антиправительственное выступление религиозных масс, результатом которого стало свержение в 1929 г. Амануллы-хана. Он вынужден был эмигрировать. Сначала жил в Италии, затем в Швейцарии, где и умер в 1960 г.
Длительный период нам не было известно, что И. В. Сталин хотел освободить Амануллу-хана вооруженным путем. Для этого весной 1929 года в Афганистан был направлен специальный отряд красноармейцев, одетых в афганскую военную форму. Отряд, вступая в стычки с пограничниками, прошел уже город Мазари-Шариф, и тут последовала команда – вернуться назад. Оказывается, И.В. Сталин получил известие, что Аманулла-хан тайно ушел в Индию.
После Амануллы-хана у власти в течение пяти месяцев находился предводитель массового выступления религиозных групп Бачаи-и-Сакао (сын водоноса). В октябре 1929 года он был свергнут генералом Надир-шахом, объявившим себя королем Афганистана. Через три года террористом – одним из участников прошедшего восстания – был убит на почве мести и Надир-шах. Власть перешла к его сыну – королю Захир-шаху.
Добрые взаимоотношения между СССР и Афганистаном продолжались и в военное время. Когда в период ВОВ было сильное напряжение на фронтах, руководство Афганистана предложило СССР не беспокоиться за довольно большой участок своих южных границ.
С середины 1950-х гг. в Афганистане трудились советники и специалисты из СССР по строительству гражданских объектов. К вводу наших войск в ДРА там находилось более двух тысяч советских специалистов, сдавших в эксплуатацию уже 130 объектов из 270 запланированных.
О Дауде и развитии экономики в Афганистане
У Захир-шаха был двоюродный брат Мухаммед Дауд. По прибытии домой в 1950 г. из афганского посольства во Франции Мухаммед Дауд, имеющий чин генерал-лейтенанта, был назначен министром обороны. По его мнению, этого было недостаточно, и он стал активно давить на действующего премьер-министра.
Через три года Дауд добился своей цели. Став премьер-министром, Дауд оказывал решающее влияние на короля в проведении внешней и внутренней политики Афганистана. Он держался курса на развитие экономики страны. Неоднократно приезжал в СССР и в порядке помощи получал вооружение, боевую технику и военных советников для качественной подготовки национальных вооруженных сил. Его деятельность вызывала недовольство у многих, в том числе и у короля, что обострило их отношения. В 1963 г. он вынужденно подал прошение об отставке.
Через некоторое время Дауд сблизился с некоторыми людьми из обеспеченных семей, членами партии НДПА фракции “Парчам” (Знамя). У них оказались схожие планы: изменить политический строй Афганистана, ликвидировать монархию, превратив страну в народно-демократическую республику. Более того, они даже помогли Дауду осуществить в 1973 г. бескровный переворот. Захир-шах эмигрировал в Италию, а Дауд объявил себя президентом республики.
Прошло время, и Дауд ближе узнал своих новых сподвижников и глубже – программу НДПА. Они не поддерживали Дауда и были даже против него. Дауд в споре с королем Захир-шахом ратовал за развитие экономики в стране и укрепление вооруженных сил, а НДПА, как показала практика, главным считала борьбу за государственную власть. Дауд понял, что у них разные пути, и отмежевался от них.
Наряду с теми объектами, что строили советские специалисты, Дауд запланировал ввести в эксплуатацию разведанное месторождение урановых руд и построить железную дорогу.
Эту программу развития экономики в стране на заседании ЦК НДПА (еще не государственной партии) не поддержали, а наоборот, противодействовали ей. В конце концов решили устранить Дауда физически, что и было сделано в ходе Апрельской революции 1978 г. Убийство Дауда было совершено в его апартаментах парчамистами, без халькистов. Последние действовали на острых участках резиденции главы государства.
Это убийство совершили те, кто создал “демократическую” партию не для преобразований в своем государстве, прежде всего экономических, а для того, чтобы иметь гарантированную возможность быть всегда первым лицом в стране.
30 апреля 1978 г. высший орган государственной власти Афганистана – Военно-революционный совет – объявил, что главой государства и премьер-министром назначен Нур Мухаммед Тараки, его первым заместителем – Бабрак Кармаль, заместителем премьер-министра и министром иностранных дел – Хафизулла Амин. Последний через своих представителей из числа офицеров – членов фракции НДПА “Хальк” – усилил свою реальную власть в армии.

Как добивались первого места в Афганистане
В апреле 1978 г. бфл убит ведущий идеолог партийного крыла «Парчам» Мир Акбар Хайбар. Официально убийца не был известен, однако халькисты утверждали, что М.А. Хайбар был убит по распоряжению Х. Амина. В руках Хайбара находились все нити руководства работой НДПА в армии, а Амин являлся как бы его заместителем на этом участке деятельности партии. Стремясь захватить лидерство, чтобы глубоко знать обстановку в вооруженных силах и использовать ее затем в своих целях, он устранил конкурента. Это приблизило его к главной цели – быть главой государства.
Для выполнения своего плана в начале сентября Х. Амин настоял на поездке Тараки в Гавану на сессию неприсоединившихся государств, надеясь в его отсутствие завершить мероприятия по подготовке к захвату власти. Попытки советских руководителей отговорить Тараки от этой поездки не увенчались успехом – он продолжал слепо верить Амину. Тем самым Н. Тараки нарушил основной принцип правителя тоталитарного государства: вторых в стране должно быть много, тогда ими можно управлять и через них диктовать свою волю, создавая видимость коллективности. Если же второй остается в единственном числе, его немедленно надо убрать, так как он любыми путями будет стараться стать первым.
Возвращаясь из поездки на Кубу, Тараки сделал остановку в Москве. Во время беседы с советскими руководителями его предупредили о неблаговидной деятельности Амина. То, что он услышал, заставило его призадуматься. Амин в его отсутствие фактически отстранил от должностей самых верных и преданных Тараки людей. Москва хотела направить в Кабул для охраны Тараки мусульманский батальон, но он был остановлен уже на аэродроме. Ю.В. Андропов убедил Л.И. Брежнева, что посылать батальон нет необходимости, так как Амин уже в ближайшее время будет нейтрализован. Однако акция по устранению Амина провалилась. Он поехал на аэродром встречать Тараки по другой дороге, благополучно миновав устроенную ему засаду. Генсек НДПА убедился, что в партии произошел окончательный раскол.
Х. Амин все-таки провел подготовительные мероприятия по захвату власти и сразу же в ультимативной форме потребовал от Тараки дополнительно снять с государственных постов его ближайших соратников – так называемую “четверку” (М.А. Ватанжар, А. Сарвари, Ш. Маздурьяр, С.М. Гулябзой), на что, конечно, получил отказ. После этого Амин перестал приезжать в резиденцию Тараки, а когда его приглашали – отказывался.
13 сентября Амин снова потребовал от главы государства убрать “четверку” и вновь получил отказ.
В тот же день Ю.В. Андропов, А.А. Громыко, Д.Ф. Устинов дали указание советским представителям в Кабуле посетить Тараки и Амина и от имени ЦК КПСС и его Генерального секретаря Л.И. Брежнева предупредить их о недопустимости раскола в партийном и государственном руководстве. Оба – и Тараки, и Амин – заверили, что примут все меры по укреплению единства. А указанную выше четверку сразу же доставили в советское посольство, а затем нелегально вывезли в Москву, где они находились до конца декабря 1979 г.
Рвавшийся к власти Амин был тогда готов на всё. Так, он прилюдно, выказывая свое почтение Тараки, целовал ему руки, называл учителем, но при этом его сподвижников держал в изоляции. Личный адъютант-телохранитель Н. Тараки подполковник Тарун уже давно работал на Амина, однако его шеф не знал об этом. Роль верного ученика и второго человека в государстве Амина больше не устраивала. Он хотел быть первым!
14 сентября утром Н. Тараки позвонил Амину и пригласил его к себе, добавив, что это предложение исходит от советских товарищей. На этот раз Амин согласился. Он приехал в полдень с усиленной охраной. Когда он в сопровождении встретившего его Таруна поднимался по лестнице в квартиру Тараки, раздались автоматные очереди. Возникла неразбериха. Амин успел добежать до машины и уехал. Тараки, глядя в окно на уезжающего Амина, сокрушенно произнес: “Это всё, это конец…” Эти слова передал находившийся вместе с другими советскими товарищами генерал армии И.Г. Павловский.
Ночью Амин провел заседание Политбюро ЦК НДПА, а утром – пленум ЦК. В результате Тараки и его сторонники были сняты со всех своих постов и исключены из партии.
Установить истину в произошедшей стрельбе оказалось невозможным, поскольку все ее участники и свидетели на следующий день были арестованы и исчезли бесследно.
В Москве подготовили батальон десантников для спасения Тараки, но вылететь они не смогли: Х. Амин принял превентивные меры. На аэродроме зенитчикам была поставлена задача расстреливать любой самолет, независимо от того, взлетает он или приземляется.
Тараки все это время пребывал в полном одиночестве, и только 10 октября стало официально известно, что Тараки умер “от тяжелой болезни”. На самом деле по указанию Амина он был задушен 8-10 октября 1979 г.
После прихода к власти Амина страна стала переживать жестокие события. Прикрываясь демагогической фразеологией, Амин стал устанавливать тоталитарный диктаторский режим, развернул в стране широкомасштабную кампанию террора и репрессий. Основным методом решения всех вопросов было насилие. Сам же Амин обосновывал это по-своему: “У нас 10 тысяч феодалов. Мы уничтожим их, и вопрос будет решен. Афганцы признают только силу”.
Из-за массовых репрессий восстали отдельные пуштунские племена. По ним нанесли бомбо-штурмовые удары. Некоторые советские советники удивились, как же можно уничтожить целые племена. Амин спокойно ответил: “Вы не знаете наш народ! Если какое-то племя взялось за оружие, оно его не сложит. Единственный выход – всех уничтожить, от мала до велика. Такие у нас традиции!”
Амин сначала уничтожал тех, кто когда-либо проявлял несогласие с ним или имел в партии авторитет, ибо в будущем такой человек мог стать его соперником. В сентябре Амин опубликовал частичный список казненных. В нем были названы 12 тысяч имен. По государственным оценкам за 18 месяцев количество убитых к осени 1979 г. достигло 50 тысяч человек. Резко увеличился поток беженцев в Иран и Пакистан. В то же время Амин часто пытался переложить ответственность за свои действия на советскую сторону, заявляя, что все это делается по рекомендации советских руководителей. Ему этого не простили. Всем известен штурм дворца Тадж-Бек, в ходе которого был убит и Амин.
Диктаторский режим в стране осуществлялся не НДПА, а ее лидером.

Стоящие у власти должны уметь управлять страной
Освобождаясь от наиболее явных конкурентов, Амин отправил их в посольства европейских стран. Б. Кармаль поехал в Чехословакию. Однако он счел, что это весьма ненадежная защита, и нелегально прибыл в Москву. С августа 1979 г. он жил в СССР на правах мигранта.
При подготовке акции по ликвидации Амина в Москве встал вопрос о его замене более лояльным человеком. Органы КГБ посоветовали обратить внимание на Б. Кармаля. С ним провели беседу, он согласился возглавить мероприятие по свержению Амина и сразу оказался под опекой КГБ СССР.
Накануне проведения операции Б. Кармаль с охраной КГБ уже был в Афганистане. Он заверил своих опекунов, что в день операции пришлет в нужное место 500 человек. Для них приготовили военную форму, оружие. Настал ответственный день, и от Кармаля прибыл только один человек. Такое поведение было свойственно этому деятелю. Так что штурм дворца Тадж-Бек был организован и проведен без участия Б. Кармаля. На следующее утро он выступил по радио как новый глава страны.
Приступив к исполнению своих обязанностей, Б. Кармаль одновременно стал заниматься парчамизацией правительства, устраняя тех, кого привлек Амин. Возникло недовольство среди военных-халькистов. Кармаль ущемлял их права, тормозил получение офицерами очередных воинских званий, медлил с повышением в должности. Все это рождало нездоровую атмосферу в военной среде. А путчи возникают именно в ней. Их-то и боялся Кармаль. К тому же вооруженные силы Афганистана на 85 % состояли из халькистов.
Кармаль оказался демагогом, фракционером, необязательным человеком, в связи с чем потерял доверие своих соратников. Позже увлекся алкоголем и практически скатился на ренегатский путь.
Одно время главным военным советником Кармаля был руководитель оперативной группы министерства обороны СССР маршал Советского Союза Сергей Леонидович Соколов. На ежевечерних совещаниях в оперативной группе он доводил до нас информацию об изменениях в ЦК НДПА и вооруженных силах ДРА, о своих беседах с президентом. И почти каждый раз он возмущался отсутствием у Верховного главнокомандующего государственного мышления, а также перегибами, допускавшимися лично Кармалем при исполнении принятых ЦК НДПА решений, бюрократизмом, нарушениями кадровой политики. В разговорах с Соколовым Бабрак часто хитрил. В одной из бесед Соколов заметил ему, что идет гражданская война, народ ждет, что по этому поводу скажет власть, ответит на вопрос, что делать людям. В ответ он услышал: “А я о чем с ними буду говорить? Если вы настаиваете, напишите, что я должен сказать”. Одной этой реплики достаточно, чтобы оценить характер этого президента. Его деятельность подтверждает распространенный афоризм о национальной черте афганца: думать – одно, говорить – другое, делать – третье.
Стало очевидным: Кармаль не соответствует требованиям государственного деятеля. Обстановка вокруг него осложнилась, и его куратор из КГБ предложил президенту выехать в СССР “на лечение и отдых”. Это лучшее решение по сравнению с путчем, который явно созревал в среде халькистов.

Утрата власти хуже смерти
После Бабрака Кармаля главой государства стал Наджибулла. В 1975 г. он окончил медицинский факультет Кабульского университета. Член НДПА, парчамист. После Апрельской революции стал членом Реввоенсовета. Являясь одним из соперников Амина, был им направлен послом в Иран. Летом 1979 г., опасаясь репрессий Амина, ставшего первым лицом в стране, эмигрировал в Югославию, прихватив из кассы посольства 100 тысяч долларов. Когда Амина не стало, вернулся на родину. С 1980 г. возглавлял органы государственной безопасности. С 1985 г. – секретарь ЦК НДПА по отдельным вопросам. Умный, хитрый и жестокий, он был тщеславен и властолюбив, при этом не совсем честен. Сотрудников подбирал не по деловым качествам, а по личной преданности ему.
Став президентом, Наджибулла открыто заявил, что халькистов не любит. В вооруженных силах это вызвало новую волну недовольства у офицеров. В результате в 1987 г. путч был подготовлен и только ждал команды к началу. Одно было неясно организаторам путча – позиция 40-й армии. Об этом рассказал командующему близкий нам офицер-халькист в высоком звании (назвать его не могу). Через него была передана информация, что в случае путча 40-я армия в стороне не останется и будет стоять на охране законного правительства. Этого сообщения было достаточно, чтобы халькисты отложили свои намерения. Во избежание расстрелов, репрессий президента не осведомили.
После вывода советских войск в марте 1990 г. путч все-таки произошел, но оказался неудачным, хотя и долго зрел. Министр обороны Шах Наваз Танай поспешил с ним, потому что президент начал подвергать репрессиям офицеров и генералов и через день должен был состояться суд над ними. В результате министр обороны вынужден был уехать в Пакистан. И хотя этот мятеж ничего не изменил в обществе, он усилил оппозицию по отношению к Наджибулле, увеличил число его противников в армии и партии.
В сложных военных обстоятельствах Наджибулла всегда опирался на русских. Его слова: “Без русских наш режим не устоит”. Однако когда СССР и США с 1 января 1992 г. прекратили поставлять вооружение обеим сторонам (перед выводом советских войск 40-я армия передала Афганистану достаточное количество вооружения), Наджибулла резко изменился. В своих выступлениях стал навязывать антисоветизм. Венцом его лицемерия стало утверждение, что ввод советских войск в Афганистан вызвал восстание народа. Он, наверное, забыл, что так называемое “восстание” возникло в 1973 г., задолго до прихода русских. С этого времени началось создание марказ (крепостей) при помощи французских инженеров. Для кого? Забыл доктор и то, что начиная с марта 1979 г. и до конца декабря руководство ДРА постоянно просило СССР ввести свои войска в Афганистан. К декабрю 1979 г. бандформирования вооруженной оппозиции полностью контролировали уже семь из двадцати семи афганских провинций. Перед выходом советских войск из Афганистана президент Наджибулла убедительно просил перенести дату вывода войск с января 1989 г. на более поздний срок. Тогда еще пошли ему навстречу, сдвинув дату вывода войск на 15 февраля. Через некоторое время Наджибулла снова попросил у командования нанести А. Шаху сокрушительный удар по ущелью Панджшер, ибо он мешает использовать единственную дорогу Кабул – Хайратон для снабжения столицы продовольствием. Советское командование отказалось, поскольку с А. Шахом был подписан мирный договор о безопасном прохождении этим путем советских войск. Впервые приехавший в командировку в Афганистан министр иностранных дел СССР Э. Шеварнадзе подключился к просьбе Наджибуллы и тоже получил отказ. Тогда этот вопрос был решен им через Москву. Операция вынужденно была проведена, а наш посол Юлий Михайлович Воронцов получил обидное письмо от А. Шаха, соблюдавшего при этом договор с нашим командованием.
Советские войска покинули Афганистан во время, обусловленное Женевским соглашением. Однако боевые действия оппозиции усилились и продолжились в период 1989-1996 гг. Возникает вопрос Наджибулле: а с кем же тогда воевали “восставшие”? Тем более что война была гражданская и еще больше разгоралась. Всем известно, что у всех лидеров вооруженной оппозиции цель была другая: свергнуть режим любого президента в Кабуле, в частности Наджибуллу. При этом каждый из них всю войну хотел быть во главе исламского государства, именно его религиозного толка. Эти “восставшие” сами громили свою столицу, превратив значительную ее часть в руины.
В отношении Наджибуллы росло недовольство за его непоследовательность по вопросу мирного урегулирования афганской проблемы. Негативный резонанс вызвало заявление Наджибуллы в октябре 1991 г. на совещании руководящего состава о том, что “он готов положить еще 50 тысяч человек на поле боя, но не намерен уступать противнику ни по каким вопросам”. А в начале 1992 г., цепляясь за власть, заявил в своем выступлении, что день вывода войск 15 февраля является “Днем национального спасения Афганистана”. Сколько сделано для своего соседа, а президент его способен на такие разговоры, зная, что они фейковые.
Последние семь наших военных советников убыли из Афганистана 13 апреля 1992 г. Сам Наджибулла предупредил их накануне вечером, что они должны срочно покинуть Кабул, так как в самое ближайшее время власть перейдет к оппозиции, а ему на посту президента осталось находиться дней пять. Учитывая различные препятствия на аэродроме, Наджибулла лично приехал и оказал помощь в отправке советников в Ташкент.
Действительно, 16 апреля 1992 г. по договору с правительством в Кабул без боя вошли войска умеренной оппозиции Ахмада Шаха Масуда и Рашида Дустома. Затем к Кабулу подошли части Гульбеддина Хекматияра, и начались между ними бои. Хекматияр считал, что главным в новом правительстве должен быть именно он. Наджибулла вместе с семьей укрылся в миссии ООН.
В марте 1993 г. в войне с Г. Хекматияром наступило перемирие. Оно действовало 27 дней, и снова страна погрузилась в пучину гражданской войны.
Неожиданно возникли студенты-богословы во главе с муллой Мамуром Джа (1995 г.). В Кабул их не пустили, и они воевали в провинциях. И все-таки 30 июня 1996 г. они вошли в Кабул и сформировали свое правительство. Тут же арестовали Наджибуллу и казнили его. Однако война продолжалась на севере страны.
Так закончилась жизнь Наджибуллы. Ранее он как-то заявил, что примет все меры для окончания братоубийственной войны. Уже накануне краха правительства Дустом и Хекматияр предлагали ему начать переговоры с условием отказа от своего права быть главой государства. Наджибулла не согласился, хотя конец его был виден. Главное, что им было упущено, – это несохранение единства партии. С этим упреком в адрес Наджибуллы согласно большинство афганцев.
Партизанская война талибов, террористические действия “Аль-Каиды” не утихают. Многострадальный народ Афганистана уже более сорока лет терпеливо переносит все войны на территории своей страны.
В настоящее время в Афганистане действует обычная для всех цивилизованных стран система выборов, в том числе и главы государства. Это лишило многих претендентов возможности физически устранять ранее назначаемых руководителей. Наступит в Афганистане мир, и можно будет рассматривать вопрос о восстановлении добрых отношений с Россией. И тогда, с военной точки зрения, эта дружба станет действительно нашим “поясом безопасности”.
Ниже я привожу список глав Афганистана в ХХ веке. Он наглядно показывает, что большинство из них (7 из 10) закончили свою жизнь трагически. И тем не менее, они рвались к власти, порой убивая других, чтобы потом самим подвергаться риску быть убитыми.

ПРАВИТЕЛИ И ГЛАВЫ ГОСУДАРСТВА АФГАНИСТАН в ХХ веке
Имя, звание || Годы правления || Годы жизни
1. ХАБИБУЛЛА-ХАН. Эмир Афганистана. 1901-1919 (1872-1919. Убит)
2. АМАНУЛЛА-ХАН. Эмир Афганистана. 1919-1929 (1892-1960 свергнут с престола)
3. ХАБИБУЛЛА-ХАН ГАЗЫ (Бачаи-и-Сакао). Король Афганистана. 1929 (1981-1929. Убит)
4. НАДИР-ШАХ (Мухаммед Надир). Король Афганистана. 1929-1933 (1883-1933. Убит)
5. МУХАММЕД ЗАХИР-ШАХ. Король Афганистана (свергнут) 1933-1973 (1914-2007)
6. Мухаммед ДАУД. Президент Афганистана. 1973-1978 (1909-1978. Убит)
7. Нур Мухаммед ТАРАКИ. Генеральный секретарь ЦК НДПА 1978-1979 (1917-1979. Убит)
8. Хафизулла АМИН. Генеральный секретарь ЦК НДПА 1979 (1929-1979. Убит)
9. Бабрак КАРМАЛЬ. Генеральный секретарь ЦК НДПА (смещен) 1979-1986 (1929-1996)
10. Мухаммед НАДЖИБУЛЛА 1987-1992 (1947-1996. Убит)