Blog Post

Литературный Санкт-Петербург > Тайны русской литературы > Титулярный советник Александр Пушкин в Кронштадте

Титулярный советник Александр Пушкин в Кронштадте

Казалось бы, об Александре Сергеевиче Пушкине написано так много, что нового уже ничего не найти. Однако кронштадтец Виктор Ушаков открыл еще одну страницу жизни великого поэта, касающуюся его государственной службы.

В те далекие времена Кронштадт был связующим звеном между Европой и Россией, окном в Европу. Здесь находился центральный порт Российской империи. Глубина фарватера не позволяла большим пассажирским и торговым судам подходить к причалам Санкт-Петербурга, потому пассажиры, отправлявшиеся за границу или прибывающие в Россию, производили обязательную пересадку в Кронштадте. В 1818 году из Санкт-Петербурга в Кронштадт и обратно стал ходить небольшой пассажирский пароход “Наследник” (“пироскаф” – от греч. “pyr” – “огонь”, “skaphas” – “судно”). На нем-то и путешествовал поэт между островом Котлин и Северной Венецией.

25 мая 1828 года петербургская пресса сообщила о том, что капитан Кемпель, секретарь великобританской миссии при персидском дворе, с супругой и слугами выехали за границу. Их провожала дружеская компания: князь Петр Андреевич Вяземский, молодые дипломаты Александр Сергеевич Грибоедов и Николай Дмитриевич Киселев. Среди прочих провожающих известный литератор Александр Пушкин… Впоследствии Петр Вяземский вспоминал: “Пушкин принимал участие в беседе на столько, на сколько требовали приличия. Больше молчал и внимательно слушал англичанина”.

На пироскафе Александр Сергеевич отметил свое 34-летие, а затем и 35-летие. Мать поэта Надежда Осиповна Пушкина (урожденная Ганнибал) писала своей дочери Ольге: “Сегодня день рождения Александра. Иду к обедне, а он едет в Кронштадт с Мещерскими, которые уезжают в Италию вместе с Софьей Карамзиной”. Об этих проводах писал и сам поэт своей жене 18 мая 1834 года (из Петербурга в Ярополец): “Знаешь ли ты, что княгиня Мещерская и Sophie Karamzine (Софья Карамзина – В.У.) едут за границу? Sophie уже плачет недели две. Вероятно, довезу их до Кронштадта” (тут и далее цитаты из полного собрания сочинений А.С. Пушкина – том 9, письма, изд. “Правда”, 1954 – В.У.).

В следующем письме Александр Сергеевич сообщил Наталье Николаевне (из Петербурга в Полотняный завод): “Тетка уехала с Натальей Кирилловной… Карамзина уехала также. Писал я тебе, что Мещерские отправились в Италию. И что Sophie три дня разливалась, обвиняя себя в жестокосердии и раскаиваясь в том, что оставляет Катерину Андреевну. Я проводил их до пироскафа”.

11 июня 1834 года (из Петербурга в Полотняный завод) Наталье Николаевне Пушкиной: “Еду на пироскаф провожать Велигородского”…

Однако не все поездки носили дружеский характер. Была и другая – деловая цель у поэта.

Как известно, 3 июля 1826 года в Российской империи при канцелярии его императорского величества было создано третье отделение – высший орган политической полиции, который возглавил герой Отечественной войны 1812 года, генерал от кавалерии, граф Александр Христофорович Бенкендорф. Ему подчинялось и министерство иностранных дел. При министерстве были созданы три секретные экспедиции: шифровальная, дешифровальная и газетная (перлюстрации).

1832 год считается годом основания политической разведки в России. Эта служба была сформирована на базе того же третьего отделения. Руководителем службы был назначен Адам Сагтынский. Он уже имел опыт создания разветвленной агентурной сети, который пригодился для работы в Европе. Сагтынский начал работать с антироссийской пропагандой с помощью сети агентов-литераторов. Главной их задачей было ведение активной антипропаганды. Эффективность этой работы зависела от четкой связи публикаций прорусских статей в западной прессе. Для координации этой работы требовался талантливый литератор, прекрасно знавший европейскую литературу, а также хорошо владеющий французским (ибо французский был не только языком, на котором говорила вся просвещенная Европа, но на нем в 18-19 веках вели всю дипломатическую переписку). Александр Сергеевич был именно таким человеком.

В 1832 году при третьем отделении была создана служба внешней политической разведки.

26 августа 1831 года армия генерала И.Н. Паскевича штурмом овладела Варшавой – все европейские газеты беззастенчиво писали о зверствах русской армии в Польше.

Пушкин хорошо знал Паскевича по русско-турецкой кампании. После взятия Арзрума Иван Николаевич Паскевич, вручив поэту трофейную кривую турецкую саблю, отправил Пушкина на воды в Тифлис, подальше от действующей армии. В 1831 году Жуковский с Пушкиным выпустили брошюру “На взятие Варшавы”. Позднее была издана книга с аналогичным названием. В эти издания вошли два стихотворения Александра Сергеевича Пушкина “Клеветникам России” и “Бородинская годовщина”.

 20 июля 1831 года Пушкин обратился с прошением к императору о приеме на государственную службу. 21 июля Николай I повелел Бенкендорфу, курирующему министерство иностранных дел, дать указание Карлу Нессельроде принять на службу Пушкина.

23 июля Нессельроде получает от Бенкендорфа письмо, в котором сообщалось о высочайшем повелении: “…определить в государственную коллегию иностранных дел известнейшего нашего поэта титулярного советника Пушкина с дозволением отыскать в архивах материалы для сочинений истории Петра I”. То есть чиновника IX класса табели о рангах – хотя Пушкин формально числился отставным коллежским секретарем, а титулярный советник соответствовал армейскому капитану, флотскому – капитан-лейтенанту, в гвардии – лейтенанту.

27 января 1832 году Пушкин принял присягу. При этом он расписался в двух присяжных листах. На одном – как коллежский секретарь, на втором – как титулярный советник.

Поэт прекрасно говорил и писал по-французски, неплохо знал английский, а также хорошо владел немецким и итальянским языками. Только в эпиграфах к роману в стихах “Евгений Онегин” Пушкин использовал четыре языка.

Титулярный советник А.С. Пушкин возглавил одну из секретных экспедиций министерства иностранных дел Российской империи – газетную. Кроме того в его обязанности входило оказание помощи экспедициям шифровальной и дешифровальной (криптографии), которой заведовал друг поэта – барон Павел Леонидович Шиллинг фон Канштадт. Выезд сотрудников этих секретнейших экспедиций был категорически запрещен. Вполне вероятно, что и Пушкин по этой же причине был невыездным.

Во всем мире знания лингвистов используются криптографами для успешного дешифрования переписки противника. Пушкин обязан был просматривать все газеты и журналы, издаваемые в Европе. Они приходили в Россию морем через порт Кронштадта. Так город на острове Котлин стал постоянным местом работы великого поэта. В архиве сохранился один из билетов, выданных отделом министерства иностранных дел Российской империи А.С. Пушкину – датирован 26 мая 1833 года: “Предъявитель сего, состоящий в ведомстве министерства иностранных дел титулярный советник Александр Пушкин имеет от начальства позволение отправиться на два дня в Кронштадт. Во удостоверение чего и дан ему сей билет с 1-го отделения департамента хозяйственных и счетных дел с приложением печати”.

Где в Кронштадте провел эти два дня Пушкин? Этот вопрос – задача для пытливых кронштадтских краеведов.

Например, краевед Вольдемар Алексеевич Сергеев в своем материале “По кронштадтским мостовым” (газета “Рабочий Кронштадт” от 3.12.1989) предполагает, что, провожая в Англию в мае 1828 года художника Доу, Пушкин прибыл в Кронштадт и остановился в гостинице “Петербургская” на Господской улице (ныне дом 40 по проспекту Ленина).

11 октября 1833 года газета “Санкт-Петербургские ведомости” сообщала своим читателям: “Пароход “Николай I”, совершив 78 часовое путешествие, прибыл в Кронштадт 8 сего октября с 42 пассажирами, в их числе нидерландский королевский посланник барон Геккерн…”. Вместе с Геккерном ступил на котлинскую землю и искатель военной карьеры в Российской армии барон Жорж-Шарль Дантес. Возможно участники трагической  дуэли, которая произойдет четыре года спустя, встречались в порту Кронштадта или на пироскафе, идущем от Кронштадта в столицу.

Грустно, что нет у Пушкина в Кронштадте точного адреса. Потому нет ни памятника поэту, ни мемориальной доски. И многие кронштадтцы даже не представляют о том, что их город Александр Сергеевич Пушкин посещал неоднократно.

Виктор Ушаков