Blog Post

Литературный Санкт-Петербург > Точка зрения > Очернители или созидатели?

Очернители или созидатели?

Конец 2019 года ознаменовался тем, что членам секции художественно-документальной прозы “Союза писателей России” было предложено принять участие в обсуждении статьи Сергея Порохова “Нет такой профессии” и интервью, данного Борисом Орловым журналисту Сергею Емельянову, озаглавленного “Бой идёт не ради славы”(интервью было напечатано на страницах газеты “Новый Петербург” под другим названием – “Культурная политика в прошедшем, настоящем и будущем времени”.

Материалы многоплановые, но есть одна мысль, пронизывающая как статью, так и интервью – определение патриотизма, как такового на современном этапе развития российского общества.Не секрет, что Президент отвёл определённое место патриотизму как одному из слагаемых национальной идеи.

В политических шоу на телевидении вывели патриотизм совести, патриотизм справедливости. В рамках такого патриотизма, по идее, власть должна действовать по отношению к народу как “истинный” патриот, требуя такого же отношения и к себе. А каково в жизни, мы с вами хорошо знаем.

И всё же вижу необходимость коснуться темы, ради чего автор выплеснул свою боль в статье об исчезнувшей профессии писателя. Кем был писатель, литератор в недалёком прошлом? Газетный штамп характеризовал как “инженера душ человеческих”, призванный формировать, так сказать, в рамках длящейся культурной революции “строителя коммунизма”. Иными словами, был идеологом существующего на тот момент строя наравне с партийными работниками, секретарями по идеологии на всех уровнях. Автор прав в том, что работники идеологического фронта не бедствовали. Как говорится, кому многое дано, с того многое и спросится. Под убаюкивающим лозунгом: “Мы продолжатели дела дедов и отцов семнадцатого года”, на головы обывателя в конце 1980-х выливались, в буквальном смысле, помои. Какой тут патриотизм, если ты живёшь в стране, виноватой в расстреле безвинных польских офицеров, в которой Генералиссимус повинен в “миллионах жертв”, да ещё посмел подписывать руками подчинённых какие-то бумаги с фюрером. Согласен с тем, что были писатели, кто с трибуны Верховного Совета пытался защитить правду. Но голос их тонул в хоре депутатов – таких в своё время Иосиф Сталин охарактеризовал, как “красные снаружи, белые внутри”. А ныне “красное” сошло, осталось то, что мы называем “либерал”.

Большой урон имиджу страны могильщики и очернители Советов нанесли якобы рассекреченным протоколом к Пакту Молотова-Риббентропа. Оригинал протокола почему-то не нашёлся, тот же Фалин представил копию. Такая вот странность, единственный раз за всю свою политическую карьеру Молотов подписал документ латиницей. Разгадка простая – на момент обнародования фальшивки Вячеслав Молотов ещё здравствовал и мог при случае спокойно разоблачить фальшь. Есть косвенные свидетельства: автор книги “Сто сорок бесед с Вячеславом Молотовым” Феликс Чуев на протяжении многих лет был частым гостем в доме бывшего министра. Почти всякий раз хозяину задавал вопрос: “Так было ли подписано с немцами секретное приложение к Договору о ненападении?” И каждый раз в полном уме и здравии Вячеслав Молотов отвечал: “Не было никакого секретного протокола. Сам Пакт был опубликован”. Кстати, его внук, Вячеслав Никонов, известный тележурналист и политик, точно так же “пытал” своего деда и получал тот же ответ.

Сейчас мы пожинаем плоды предательской деятельности тогдашней руководящей верхушки 1980-х – 1990-х годов. Запад стоит на том, что в развязывании Второй мировой войны СССР повинен так же, как и Германия, и что “междусобойчик” двух тоталитарных режимов вылился в многомиллионные жертвы. Здесь и обнаруживается водораздел между “истинным” и “ложным” патриотизмом. Одни пытаются изобличить вселенскую ложь, другие принимают фальшивки за истину. Что поделать: общее у них – безграничная любовь к Родине, но под разным углом зрения.

Надо отметить ещё один немаловажный факт – из Конституции Российской Федерации убрана статья о наличии государственной идеологии. Следовательно, упразднены и работники, её обслуживающие, в том числе и писатели. Для них оставлена отдушина в виде общественных организаций, а творчество, как вид коммерческой деятельности, задвинуто на “задворки” налоговых дебрей. Однако свято место пусто не бывает. Марксистко-ленинскую идеологию похоронили – получили идеологию потребительства. Ушли от бесклассового общества – получили расслоение граждан, сравнимое с предреволюционной Россией 1917 года. Философы ещё не дали определения классам современного общества.Но мы уже слышим в свой адрес “макарошки”, “быдло”, государство никому, ничего не должно”. Анатолий Чубайс однажды проговорился: “То, что нам дали чековые фонды, забрать сможете только через кровь”. Нам предрекают очередную революцию? Попытка цветной уже была. И всё же в Конституции РФ есть положение о том, что наше государство носит социальный характер. Раз так, значит, есть и “идеология социального государства”. Но не выстроена структура, отвечающая за обслуживание именно такой идеологии. Так её и надо выстраивать, писатели в данном случае могут стать одним из столпов, скрепы, если хотите.

В Послании Президента оговорены приоритеты  ближайших  лет. Одно из главных направлений выражено поправками в Конституцию чисто социального характера. А это большой шаг к тому, чтобы “идеология социального государства” приобрела явные черты. Но писателям необходима помощь государства. Как она выстроится, надеюсь, разрешится в недалёком будущем.

Выстроенная структура позволит отсеивать трескотню лжепатриотов. На мой взгляд, нынешний министр Культуры заняла пост благодаря одной лишь фразе, высказанной соискателю денег на производство документального фильма к юбилею русофоба Макаревича: “Денег на чествование мрази не дам”.

В новейшей истории России, тогда СССР, принималась “Сталинская Конституция” общенародным обсуждением. Подано было около ста тысяч поправок, многие вошли в текст документа. В тридцатые годы прошлого столетия общество было другим, стремилось закрепить в документе прямого действия успехи в строительстве социализма. Ныне поправки в Конституцию обсуждает утверждённая правительством комиссия. Обновлённый текст народу предлагается утвердить голосованием. Хорошо это или плохо, трудно судить, время покажет. Есть надежда, что комиссия не замкнётся сама на себя, будет прислушиваться к голосам общественных деятелей. А они через телевидение предлагают – артист Калягин, искусствовед Пиотровский: “Культуру во всём её многообразии считать уникальным наследием. Государству следует не только охранять культуру, но и всемерно оказывать помощь”. Дай Бог, к поправке прислушаются, войдёт в текст Конституции. Однако хочется верить, что защита наследия пойдёт дальше таблички на обветшалом фронтоне архитектурного ансамбля “памятник охраняется государством”. А поддержка деятелям культуры, писателям в том числе, станет обязанностью государства.

Хафис Шахмаметьев,
член Союза писателей России