Blog Post

Литературный Санкт-Петербург > Книжная полка > Время действия – наши дни

Время действия – наши дни

Сергей Андреев. Учитель. Роман-притча. Санкт-Петербург, издательство “Арт-Экспресс”, 2017. 216 с.
Бывают книжки-безделушки, книжки-погремушки, книжки-развлекушки. Но попадаются и книжки-головоломки. Таков роман-притча Сергея Андреева “Учитель”.
Мир света и мир тьмы, ангелов и демонов, низкое и высокое – разве не об этом вся мировая литература? Об этом. Лишь упаковка меняется из века в век, от названия к названию.
Сергей Андреев, хорошо известный как мастер короткого рассказа, упаковал в свой роман три десятка историй-ситуаций с едиными главными героями, один из них тот, имя которого по канонам православной церкви запрещается произносить или писать. И мы не станем нарушать традиции – наш искушенный читатель догадается сам.
Время действия романа – наши дни. Но что означает “наши дни”? Человечество – это нить, протянутая сквозь время. И все, что приключается с нами и героями Сергея Андреева – это единая цепь событий, а не куски цепи, разбитой по чьей-то прихоти. Но всегда ли мы способны понять, как наши беды и радости связаны с прошлым?
Сергей Андреев в своем “Учителе” дает нам шанс увидеть причины и следствия бед и радостей, уныния и силы духа, стремления к наживе и бессребренничеству, разгильдяйству и строгости к себе и своему делу.
Причем головоломки житейских ситуаций: “Как? Почему? Откуда это прилетело? За что мне это?” – оказываются не столь уж сложными, когда автор берет на себя роль ненавязчивого подсказчика: “Смотрите, люди, как из одного вытекает другое!” И ты удивляешься: почему же я раньше этого не замечал, не связывал одно с другим?
Удачная компоновка историй, перемена планов, художественная размытость и фотографическая точность кадра-взгляда придают роману-притче объем и воздух, в нем одновременно бьется секундная стрелка события и шелестит ветер эпох.
Известно несколько способов познания мира: научный, художественный и религиозно-мистический. Сергей Андреев как художник предложил свой, синтетический, включающий все названные. И ему это удалось!
Роман-головоломка Сергея Андреева не имеет ничего общего с романами-пазлами, написанными для скучающих дам, когда они имеют в финале повествования радостную возможность почувствовать себя не глупее автора: “Я так и знала, что козу украла свекровь, а свалила на зятя! Недаром у нее был аллергический кашель!”
Ломка представлений о происходящем и творящемся в нашем мире – вот опорное слово при определение жанра книжка-головоломка.
Дмитрий Каралис.