Blog Post

Литературный Санкт-Петербург > Память > Кронштадтские коммунары

Кронштадтские коммунары

Перед пушками на парад
Встали те, кто у Зимнего выжил.
Расстреляли мятежный Кронштадт,
Как когда-то коммуну в Париже…
Ж.Бичевская.

19 апреля 1871 года в Париже была опубликована “декларация к французскому народу”. Этот документ вошёл в историю как “завещание коммуны”. Слово “коммуна” означает территориальную единицу и орган местного самоуправления. После событий 1870-1871гг. это название закрепилось за парижанами. Марксисты объявили эти события в истории как пример диктатуры пролетариата. Это стало символом государственной пропаганды в СССР и в других социалистических странах. Интересен и тот факт, что в те же весенние дни, когда парижские коммунары сражались и умирали за свободу, равенство и демократию, в России родился вождь мирового пролетариата В.И.Ульянов (Ленин). А 3 декабря 1911 года, в сороковую годовщину парижской коммуны, с пламенной речью на кладбище “Перлашез” у стены 147 расстрелянных коммунаров на похоронах Поля и Лауры Лафарг от РСДРП выступил Владимир Ильич… Пройдёт ещё десять лет – и Ленин, в канун 50-летия парижской коммуны, отправит десятки тысяч бойцов на подавление кронштадтских коммунаров. До настоящего времени тысячи кронштадтских коммунаров лежат в безымянных, заброшенных братских захоронениях и на дне Финского залива. Незаслуженно оболганные, но не забытые.

История – закон веков,
Ей чужда ложь временщиков
(В.Ушаков).

Весной 1921 года в Кронштадте произошёл революционный взрыв возмущённого политикой власти большевиков населения, солдат гарнизона и моряков кораблей Балтийского флота. В феврале Петроград бурлил: массовые забастовки, манифестации, демонстрации, отказ солдат петроградского гарнизона от участия в разгоне демонстрантов и их разоружение… Народ выступил против всеобщего голода и нищеты, к которой привела политика действующей власти.
Прежний ад мы называем раем,
К дьяволу мы в слуги нанялись!
Потому, что мы не отличаем
Зла от блага, а от бездны высь!
Николай Степанович Гумилёв
Петроград 1921 год.

Листовка с текстом этого стихотворения переходила из рук в руки. В те дни поэт поддержал своих земляков-кронштадтцев. Его арестовали 3 августа 1921 года по сфабрикованному делу контрреволюционной организации В.Н.Таганцева. Из застенка Н.С.Гумилёв, стараясь успокоить жену и близких, писал: “Чувствую себя хорошо, играю в шахматы и пишу стихи.

…Какая смертная тоска,
Вам приходить и ждать напрасно.
Но если я попал в чека,
Вы знаете, что я не красный,
И я не белый – я поэт!

На стене камеры Гумилёв сделал надпись: “Господи, прости мои прегрешения, иду в последний путь”. Его расстреляли на рассвете 26 августа.

В сентябре 2019 года руководитель центра “Возвращённые имена” А.Я.Разумов передал автору этой статьи копию списка, расстрелянных по делу организации Таганцева. “Извлечение: …Петрогуб чека”. Приговор 24 августа 1921 года (нумерация сохранена согласно списку. – В.У.):

… Таганцев Владимир Николаевич…
7. Таганцева Надежда Феликсовна…
31. Гумилёв Николай Степанович…

По краю списка, напечатанного на пишущей машинке тех лет, небрежно от руки с ошибками надпись: “означенные в списке гвардейцы в количестве пятидесяти семи (57 – В.У.) человек 26 августа расстреляны. Один гражданин Рыльке возвращён обратно. П.Г.Ч. (подпись неразборчиво) Пучигов?”

Этот список подтверждает версию Лидии Чуковской о погребении тела поэта в братском захоронении. И ставит под сомнение предположение Павла Лукницкого, записанного со слов Анны Ахматовой, о двух захоронениях в районе станции Бернгардовка (подробнее в публикации “Литературная газета” №29, 15-20 июля 2020 г. “В час роковой российского поэта”. В.Ушаков).

В 2021 году исполнится 135 лет со дня рождения Николая Степановича Гумилёва и 100 лет со дня его трагической гибели. К сожалению эти два события-юбилея происходят без могилы и памятника. И больно читать строки стихотворения Дмитрия Кленовского, написанные 65 лет назад:

Когда я вспомню, что поэт,
Что всех дороже мне,
Убит, забыт – пропал и след! –
В своей родной стране,
Что тот, кто нам стихи сложил
О чувстве, о шестом, –
И холмика не заслужил
С некрашеным крестом…
Мюнхен 1956 год.

Кронштадт был кровно связан с городом на Неве, у многих кронштадтцев в Петрограде проживали семьи или родственники. Вскоре волнения начались и в Кронштадте.

1 марта 1921 года на Якорной площади Кронштадта собрались около 15 тысяч человек. Центральную власть представляли председатель ЦИК РСФСР М.И.Калинин и комиссар Балтийского флота Н.Н.Кузьмин. Собравшиеся ждали от представителей власти сообщений о переменах к лучшему. А услышали набившие оскомину слова “о трудностях текущего момента и агрессивности мирового империализма”. Эти выступления вызвали всеобщее недовольство. В результате гарнизонное собрание приняло единогласно, при двух против – Калинина и Кузьмина, резолюцию. Суть постановления заключалась в следующем: “Немедленно провести перевыборы! Власть не партии, а народу!”. Перепуганный “всероссийский староста” телеграфировал Ленину: “Это мятеж во главе с царским генералом Козловским…”. В тот же день 1 марта Григорий Зиновьев, председатель Петроградского совета, приказал взять в заложники семьи и родственников, проживающих в Петрограде. Были предложения высадить десятитысячный десант и освободить заложников… Но Семён Петриченко и его сторонники к вооружённому захвату в Петрограде были не готовы. Трудно предположить, что было бы, если бы кронштадтский десант поддержали бы моряки кораблей и частей, находящихся в Петрограде. Солдаты петроградского гарнизона отказались разгонять рабочих манифестантов и население Петрограда, измученное политикой военного коммунизма. Но одно дело кричать о революции с трибуны и другое дело идти умирать за свободу и демократию. К этому писарь линкора “Петропавловск” и его сторонники были не готовы. Они заняли выжидательную позицию в беспочвенной надежде на выступление петроградских рабочих, солдат и матросов, видя пример Кронштадта.

Пройдёт более двадцати лет, некоторые из участников восстания 1921 года вернутся на родину из Финляндии (среди них и бывший председатель Кронштадтского Революционного Совета С.Петриченко) в надежде на реабилитацию и прощение… но тщетно. За сотрудничество с финской контрразведкой Петриченко был осуждён и закончил свою жизнь в одном из сталинских лагерей. После октябрьского переворота “вождь мирового пролетариата” провозгласил: “Мы взяли власть всерьёз и надолго!” Большевики делиться властью ни с кем не собирались ни в 1918, ни в 1921 году. 4 марта в кронштадтском “доме советов” на Екатерининской улице собрались 202 представителя от различных воинских частей, кораблей, рабочих и служащих предприятий и избрали на альтернативной основе “временный революционный комитет”. На собрании присутствовали комиссар Балтийского флота Н.Н.Кузьмин и председатель Кронштадтского совета Павел Васильев. Кузьмин заявил: “Мы так просто вам власть не отдадим…”.
Местная газета “Известия” опубликовала состав “временного революционного комитета”:

1.Петриченко – ст.писарь линкора “Петропавловск”.
2.Яковенко – телефонист Кронштадтского района службы связи.
3.Ососов – машинист линкора “Севастополь”.
4.Архипов – машинист, старшина.
5.Перепёлкин – гальванёр линкора “Севастополь”.
6.Патрушев – старшина, гальванёр линкора “Севастополь”.
7.Полов – старший лекарский помощник.
8.Вершинин – строевой линкора “Севастополь”.
9.Тукин – мастеровой электромеханического завода.
10.Романенко – содержатель аварийных доков.
11.Орешин – заведующий 3-ей трудовой школы.
12.Вальк – мастеровой лесопильного завода.
13.Павлов – рабочий минных мастерских.
14.Байков – заведующий обозом строительства крепости.
15.Кильгас – штурман дальнего плавания.

Как видно из списка, ни генерала Козловского, ни Белых “царских” офицеров в списке нет.

4 марта командарм М.Н.Тухачевский бросил на лёд Кронштадта три тысячи красных курсантов. Большая часть штурмовавших так и осталась лежать на льду до конца марта, попав под пулемётный огонь фортов. Взбешённый неудачей будущий советский маршал предложил залить Кронштадт с самолётов ипритом, но командарма
7-й армии отговорили, так как Кронштадт не Тамбовская губерния, а отравляющие облака шальные балтийские ветры могут пригнать в Петроград и в Финляндию. Понимая серьёзность угрозы, власти подвезли к Петрограду эшелоны с продовольствием и мануфактурой, а также стянули к мятежной крепости 45 тысяч штыков и сабель, собрали лёгкую полковую артиллерию способную вести огонь со льда Финского залива. В ночь на 18 марта начался штурм. Приказ командующего гласил: “Жестоко расправляться с мятежниками, расстреливать без всякого сожаления, пленными не увлекаться…”. Особой жестокостью отличались интернациональный батальон и калмыкская конница, безжалостно разбившая отступающих людей по льду в Финляндию. Несколько десятков участников штурма были награждены орденом Красного Знамени. Среди награждённых были и командующий 7-й армией М.Н.Тухачевский, и первый чрезвычайный комендант захваченного города-крепости П.Е.Дыбенко, бывший председатель Центробалта, пославший более десяти тысяч балтийских моряков и крейсер “Аврора” в Петроград для участия в октябрьском перевороте.

Пройдёт полтора десятилетия – и большая часть героев гражданской войны будут объявлены “врагами народа”, в том числе и участники штурма Кронштадта весной 1921 года. Среди них командующий 7-й армией один из первых пяти Маршалов Советского Союза Михаил Николаевич Тухачевский. А командарм 2 ранга Павел Ефимович Дыбенко перед расстрелом бросил в лицо палачам: “Мне стыдно, что я делал революцию для таких, как вы!” В гражданской войне нет и не может быть героев, победителей и побеждённых. В ней есть только мученики, идеалисты-фанатики и подлецы – искатели личной выгоды в период междоусобицы и смуты…

До последнего дня штурма кронштадтцы надеялись, что рабочие Петрограда поддержат их выступление. Энтузиаст-исследователь событий в Кронштадте весной 1991 года Марат Кузнецов нашёл в архиве одну из последних листовок тех лет: “1 марта кронштадтские матросы подняли знамя восстания для поддержки петроградских рабочих… жизнь показала иное. За аршин мануфактуры, за кусок хлебы мы были преданы своими же братьями рабочими, забывшими о своих классовых и человеческих интересах и обязательствах. Голодные, мы продолжали борьбу, возлагая надежды, что проснётся революционная и классовая совесть петроградцев, но вы предали нас, братья. Мы изнемогаем от голода и без поддержки. Тысячи лучших кронштадтских сынов, тысячи матросов заплатили и заплатят жизнью за попытку помочь вам. Помни же, петроградский рабочий и железнодорожник, что тот фунт хлеба, который бросила тебе власть, замешан матросской кровью. Помни, петроградец, что тот аршин мануфактуры, за который преданы мы, окрашен матросской кровью. Кронштадтские моряки”.

Тысячи кронштадтских моряков, солдат, рабочих и жителей города-крепости были репрессированы, сосланы в лагеря и казнены. Ещё 10 января 1994 года первый президент Российской Федерации Б.Н.Ельцин подписал Указ №65 “О событиях в г. Кронштадте весной 1921 года”. В пункте 3-м этого документа записано: “Установить в Кронштадте памятник жертвам кронштадтских событий весной 1921 года…”. В январе 2021 года исполнилось 27 лет выхода в свет и печать этого Указа… но монумент не установлен. 3 октября 2018 года в Смольном состоялось заседание межведомственной группы по координации деятельности, направленной на реализацию концепции государственной политики по увековечиванию памяти жертв политических репрессий. По результатам заседания было принято решение: “…Активизировать работу по реализации Указа президента Российской Федерации от 10 января 1994 года №65. Организовать в 2018-2019 годах открытый конкурс проектов памятника жертвам кронштадтского восстания 1921 года в целях его установки в Кронштадте к 100-летию Восстания”.

К сожалению, пока это решение остаётся только на бумаге и никаких конкурсов ни в 2018, ни 2019 годах не проводилось.

В 1899 году на кладбище “Перла-Шез” во Франции на последнем месте обороны парижских коммунаров был установлен барельефный монумент работы скульптора А.Бартоломе. На памятнике надпись: “Погибшим за коммуну”. Хочется верить, что когда-нибудь и у нас в Кронштадте на пересечении улиц Советской и Комсомола в сквере у 74-й поликлиники, где в 1921 последнее орудие восставших отражало атаку наступающих войск, установят памятник и назовут это место: “Площадь жертв 1921 года”.
Кронштадтский лёд решил не право,
В час роковой Господь не спас,
Но Ваши муки, кровь и слава
Живут в легендах и сейчас!
Виктор Ушаков