Blog Post

Литературный Санкт-Петербург > Тайны русской литературы > Николай Гоголь: между Украиной и Россией

Николай Гоголь: между Украиной и Россией

Русская литература глубоко освещает мироощущение человека, решает вопросы осмысления жизни. Недавно мы отметили 200-летие со дня рождения Ф.М. Достоевского, который как никто другой из писателей, раскрыл духовные противоречия человеческого бытия. Н. В. Гоголь выступает самым непосредственным и бесспорным предшественником Достоевского. В свете современной ситуации российско-украинских отношений фигура Гоголя приобретает особое значение.

Известно, что Достоевскому приписывают слова: «Все мы вышли из гоголевской «Шинели». Гоголь стал опорой для Достоевского, который очень почитал его, ставил его и Пушкина выше всех и считал, что лучше Гоголя по реалистичности лиц и юмору нет ничего ни в русской, ни в иностранной литературе; Достоевский мог цитировать на память целые отрывки из Гоголя. Надо же было такому случиться, что именно за чтение письма Белинского к Гоголю Достоевский был приговорен к смертной казни, замененной ссылкой. Это событие послужило исходной точкой его духовного переворота и становления как писателя. Правда, Достоевский не захотел становиться “новым Гоголем” (вспомним тот знаменательный миг, когда Некрасов вбежал к Белинскому с криком: “Новый Гоголь явился!”). Гоголь завещает Достоевскому не столько приемы или характеры, сколько “острые вопросы” русской жизни, стремление их духовно осмыслить. Если Гоголь акценты ставит на деформации образа, то Достоевский на его восстановлении.

Гоголь – родоначальник современной русской литературы, глубокий мыслитель, высокий образец личности художника, пророк православной культуры. Его гениальность не сводится только к художественному творчеству. С не меньшей силой она проявилась в работе мысли, а также в его религиозной жизни, мечтах и планах преображения жизни. Законченные формы она приняла в художественном творчестве, а в других сферах открывала простор бесконечному совершенствованию.

Николай Васильевич Гоголь родился 20 марта / 2 апреля (по новому стилю) 1809 г. на Полтавщине (местечко Большие Сорочинцы Миргородского уезда Полтавской губернии) в помещичьей усадьбе, в семье, как свидетельствуют биографы, из высшего украинского сословия. Среди предков Гоголя было несколько легендарных личностей, связанных с историей казачества. В семье царила атмосфера глубокого христианского благочестия. Гоголь получил образование в Нежинской гимназии высших наук, куда поступил в 1821 г. в двенадцать лет и провел там восемь лет. Он едет затем в Петербург, пробует себя в преподавании. Но успех “Вечеров на хуторе близ Диканьки” показал ему, где искать настоящее призвание.

Гоголь знал и бурный восторг публики, и открытое противостояние с обществом. Борьба за Гоголя продолжается и сегодня. На Украине появилась тенденция рассматривать Гоголя как представителя украинской культуры. Большинство граждан Украины считают Николая Гоголя “своим” писателем, при этом 22,9% граждан признают его писателем исключительно украинским. Такие данные были получены в ходе опроса, проведенного по заказу украинского филиала российского Института стран СНГ. По результатам исследования, 38,9% украинцев считают, что Гоголь “и русский, и украинский писатель одновременно”. Делаются переводы Гоголя на украинский язык, хотя, прекрасно зная и любя украинский язык и украинскую культуру, он принципиально писал на русском, считая, что эти народы и их культура едины на духовной почве – в Православии.

Известно его письмо своей доброй знакомой А. О. Смирновой-Россет: “Скажу вам одно слово насчет того, какая у меня душа, хохлацкая или русская, потому что это, как я вижу из письма вашего, служило одно время предметом ваших рассуждений и споров с другими. На это вам скажу, что сам не знаю, какая у меня душа, хохлацкая или русская. Знаю только то, что никак бы не дал преимущества ни малороссиянину перед русским, ни русскому перед малороссиянином. Обе природы слишком щедро одарены Богом, и как нарочно каждая из них порознь заключает в себе то, чего нет в другой – явный знак, что они должны пополнить одна другую. Для этого самые истории их прошедшего быта даны им непохожие одна на другую, дабы порознь воспитались различные силы их характеров, чтобы потом, слившись воедино, составить собою нечто совершеннейшее в человечестве”.

При этом никто из писателей не прославил Украину так, как Гоголь, гений, который буквально опоэтизировал Украину. Со времен Гоголя отношение к Украине формировалось сквозь призму его произведений, в том числе и у самих украинцев. Моя прабабушка Степанида Родионовна повести Гоголя держала за настольную книгу, и, приезжая к ней на каникулы из Киева в Кролевец Сумской области (ранее Черниговской губернии), я точно так же, как и она, в большом тенистом саду зачитывалась вдохновенными строками, и гоголевские персонажи окружали меня почти зримо, выглядывая из-за деревьев и кустов. В свою очередь, реальные люди воспринимались почти как гоголевские персонажи.

Гоголь глубоко оригинален и самобытен. С детства ему были дороги украинские народные песни. Вместе с Пушкиным и Жуковским Гоголь стоял у истоков знаменитого собрания П. В. Киреевского. В тетрадях Гоголя обнаружено более 500 собранных им народных песен – украинских и русских; народная стихия – немаловажный источник оригинальности его произведений. Известны просьбы Гоголя присылать с Украины этнографические и фольклорные материалы. Он собирал их в “Книгу всякой всячины, или Подручную энциклопедию”. Гоголь опирался на фольклорные источники, но творчески подходил к ним, используя песни, думы, отдельные мотивы, эпизоды, детали, трансформируя их и подчиняя своей художественной идее. Глубоко изучив летописи, Гоголь трудился над многотомной историей Украины, даже одно время желал стать историком. План не был осуществлен, но препятствием стали не столько обстоятельства, сколько все же преимущественно художественное восприятие истории, так блестяще воплотившееся в “Тарасе Бульбе”. Однако к важным истокам творчества Гоголя, помимо украинской истории и фольклора, следует отнести А. С. Пушкина, старшего друга и учителя, гения русской словесности, и святоотеческое наследие, глубокое изучение которого способствовало выработке духовного вектора творчества, способствовавшего его цельности. Постепенно у Гоголя в художественно-образной форме складывается своеобразная концепция личности, соотносимая как с этапами творчества, так и с этапами собственного становления личности. Учитывая святоотеческие основания творчества Гоголя и его собственные духовные устремления, можно назвать ее концепцией развития личности от “внешнего” к “внутреннему” человеку. Это выражение восходит к словам св. апостола Павла из Второго Послания к Коринфянам: “Но если внешний человек наш и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется” (2 Кор. 4, 16), получая развитие в религиозной культуре Средневековья и особенно в учении святых отцов (Григорий Палама, Максим Исповедник, Иоанн Златоуст и др.), влияя на учения о человеке последующих эпох.

Внешний и внутренний человек, в соответствии со святоотеческим учением, символизируют наличие в человеке телесного и духовного начал, одно из которых может преобладать. Действительно, в мире Гоголя всегда присутствует разлад между идеально-духовным и телесным, вещественным, который пытались объяснить по-разному. В неотправленном письме В. Г. Белинскому конца июля – начала августа 1847 г. Гоголь писал, что человек не материальная скотина, а небесный гражданин, но человек об этом забыл. “Редуцированный” гоголевский персонаж, подвергающийся жизненным испытаниям, в которые помещает его автор, имеет возможность возродиться в качестве личности и оживить свою, казалось бы, уже “мертвую” душу.

Условно, тем не менее, можно выделить фазы творчества в соответствии с группами произведений, объединенных родственностью черт: синтетическая (украинские повести с подчеркнутыми фольклором, историей и фантастикой, от которых веет музыкой и гиперболой); аналитическая (петербургская, когда у персонажей на передний план выходит стремление к индивидуализации и самоутверждению) и этап духовной прозы, когда Гоголь физически отдаляется от родины, чтобы увидеть ее еще более точно и глубоко. Персонажи на протяжении творчества обосабливаются от “родового сознания”, чтобы вновь устремиться к целостности уже сознательно, на новом уровне.

“Вечера на хуторе близ Диканьки” – первая книга Гоголя, утвердившая его имя, – примечательна обращением к народному творчеству, к жанру сказки. Повести “Вечеров…” основываются на чертах украинской народно-праздничной и ярмарочной жизни, тематика и вольно-веселая праздничная атмосфера которой определяет и сюжет, и образы, и тон. Гоголь, обращаясь к народной психологии, бытовому и природному окружению, творит особый поэтический мир, вызывающий ощущение полноты “естественной” жизни народа, в слитности с природой, с вечной Вселенной. В “Вечерах на хуторе близ Диканьки” отразилась полнота народного бытия, поэзия народной жизни с ее духовным и нравственным здоровьем, чистотой и мудростью. Гоголь раскрывает разные грани национального характера: удалые парубки, девушки-”чаровницы”, кокетливые или задумчивые, смелый кузнец, сварливые молодицы, почтенные “кумы” с любовью к горилке, ленивый Пацюк. Отрицательные черты обрисованы комически (сварливость, лень, безволие, обжорство – Солоха, Хивря, Пацюк, Черевик). Повести “Вечеров” объединяются темой отпадения человека от Божественного откровения – преступления заповедей ради светских приличий, продиктованных тщеславием и гордостью, или ради плотских удовольствий. У персонажей очевидно слияние языческих и христианских верований. Прикрываясь человеческой ярмаркой и смехом, Гоголь показал нам последствия слабой веры, неподготовленности к духовной брани. Не случайно первая по времени повесть – “Ночь накануне Ивана Купала”. Это день и народного, и церковного календаря (24 июня по старому стилю или 7 июля по новому – Рождество Иоанна Предтечи). Гоголь, будучи художником высочайшего уровня, вместе с тем обладал обостренной религиозной одаренностью и художественно показал реальность зла как мистической силы, существующей вне человека.

В “Миргороде” Гоголь показывает хрупкость личностного бытия человека в его “земном рае”, утрачивающего духовный стержень (“Старосветские помещики”, “Тарас Бульба” и др.). Это трезвое изображение человека явственно определяет новую фазу творчества. Человек не отделяется от остального мира и даже не совсем выделяется из него: это “психология социума”. Цельные в своих переживаниях, персонажи ведут себя эпически, не жалея себя. Они проходят испытания любви, верности, веры, дружбы и зачастую терпят поражение.

В “Вечерах…” и в “Миргороде” звучит обеспокоенность Гоголя недостаточностью веры, вследствие чего человеческие души мертвеют и пропадают в сетях лукавого. Переход от старосветского к современному типу культуры воспринимается как последовательное отступление (апостасия) от евангельского завета любви к ближнему. В “Старосветских помещиках” “удержание” происходит благодаря любви к ближнему (вариант, наиболее отвечающий духу христианства), в “Тарасе Бульбе” – благодаря вооруженной силе соборного “товарищества”. Повести демонстрируют разные степени отпадения от Бога с позиций православной духовности.

Вторая фаза творчества (“петербургская эпоха”) охватывает период с 1833-го по 1836 г., до отъезда Гоголя за границу. Персонаж в это время – личность без роду и племени. Личность отличается выраженностью в своей самозамкнутости сферы “Я”. Здесь мечта сталкивается с действительностью. Внимание к социальной принадлежности персонажа в значительной мере отразилось в пьесах и позволило описать поверхностную личность через ее социальную роль-маску, которая становится все более важной по мере обособления человечества в городскую цивилизацию (“Ревизор”). В “Мертвых душах” Гоголь ярко показывает скудость внутреннего мира персонажей, указывающую на необходимость духовного выздоровления. Последнему посвящена духовная проза Гоголя. По Гоголю, каждый человек обладает “духовной отзывчивостью”, которая является потенциальной основой его преображения. Эта идея наиболее ярко раскрывается в поздний период творчества, этапы которого зримо являют нам и этапы духовного восхождения личности самого Гоголя.

У Гоголя ощутимы небывалая сила и напряженность нравственного сознания, гениальная одаренность в нравственной сфере. Его исповедь в третьем письме по поводу “Мертвых душ” в “Выбранных местах из переписки с друзьями” не имеет себе равных в русской литературе. С. А. Венгеров, подчеркивая духовные устремления Гоголя, назвал его “самой аскетической фигурой русской литературы”. Вне духовного контекста жизнь и творчество Гоголя понять невозможно.

Вехи творчества Гоголя соответствуют определенному видению личности, связанному с уровнем личностного развития самого автора. При этом творчество Гоголя пронизано единым принципом, со временем становящимся все более очевидным. Это принцип духовного преображения личности отдельного человека, через которого только и возможно преображение жизни общества. Нет оснований делить творчество Гоголя на две взаимоисключающие тенденции: все написанные им произведения составляют лишь последовательные ступени духовного восхождения.

Интересы Украины и России переплетены теснейшим образом, связаны общей многовековой историей, культурой, православной верой. Гоголь был любимым автором Николая II. Повесть “Тарас Бульба” преподавалась наследнику в 1916 г. как одно из главных произведений русской литературы, а “Размышления о Божественной Литургии” царица Александра использовала как пособие по основам Литургики незадолго до гибели Царской семьи.

Гоголь так желал, чтобы человечество духовно преобразилось. Любимый образ его – лествица, он и в предсмертных своих словах просил: “Дайте мне лествицу!”. И вся жизнь Гоголя может быть понята как духовная лестница.

Сможем ли мы приложить усилие и подняться каждый по своей духовной лествице? Укрепиться в вере, духовно очиститься в покаянии, сделать шаг навстречу друг другу? Иного пути в будущее нам не найти.

Елена Юрьева