Blog Post

Литературный Санкт-Петербург > ZaПобеду > Война как отражение национального сознания

Война как отражение национального сознания

Недавняя годовщина СВО располагает к подведению некоторых итогов. Правда, вс , что относится к России, просеем через сито самоцензуры. Об остальных скажем подробнее. В основном – в стилистике “с одной и другой стороны”.

Итак – Россия. С одной стороны, продолжение спецо- перации – безотносительно е  первоначальных планов – привело к позиционному противостоянию. Скажу боль- ше: стратегическая инициатива – при любых нюансах – нами удерживается: до 20 процентов бывшей террито- рии Украины – под нашим контролем. Не претендуя на далеко идущие прогнозы, назову главное: армия стала “обживаться” на поле боя. Это тем более важно, что многие наши военные кампании начинались неважно. Но потом наш национальный ресурс – в самом широком смысле этого слова – брал, так сказать, сво .

Обращаясь к весьма важной информационно-поли- тической составляющей, признаем очевидную недооцен- ку противником нашего потенциала. За ним стоит не пресловутая “привычка к минимуму”, а осознание боль- шинством сограждан той Правды, за которую ид т бой. И ещ . Безо всяких кавычек спасибо западной пропа- ганде. Она делает вс , чтобы это большинство мобили- зовать на отпор. Ибо на кону выживание страны. Во вся- ком случае, на майдан в России рассчитывают лишь те, кто задаются вопросом: “Входит ли в планы Путина соб- ственное поражение?”

Упрощать ситуацию не будем. Думается, к лету станет яснее. Тогда вспомним и скажем больше. Многое прояс- нит исход боевых действий у Арт мовска.

С другой стороны, назову то, что, по мнению специа- листов, позволит нарастить усилия. По меньшей мере, три фактора требуют уч та. Во-первых, вне временных рамок планирования не бывает. Тем более – боевого. Зато беспрепятственная доставка западного оружия через украинскую границу давно множит вопросы. Во- вторых, недоста т субъектности освобожд нных терри- торий ЛДНР, Херсонской и Запорожской областей. На- сколько их население чувствует себя гражданами Рос- сии? Кто и как готов защищать е  интересы? Это не сни- мает встречного вопроса о достаточности, скажем так, общероссийского влияния на судьбы новых сограждан. Требует прояснения не менее актуальная роль укра- инцев, проживающих в нашей стране: на чьей они сторо- ны и как они благодарят нас за “гостеприимство?” Есть вопросы и относительно нашего влияния на население собственно Украины, во многом дезориентированного русофобской пропагандой, но не забывшего ни селянс- ких привычек: живи сегодняшним дн м, ни родственни- ков в России, их имеют около 40 процентов граждан Ук- раины. К этому мы ещ  верн мся.

В-третьих, многие считают, что “культурный фронт” за- паздывает за действиями собственно войск. Отечествен- ный характер СВО подводит к вопросу: где, образно гово- ря, фильм “Александр Невский 2.0” или песня “Вставай, страна огромная” – в современной редакции? Тема – столь многогранна, сколь и актуальна. Скажем больше: инфор- мация о СВО, обращ нная внутрь страны, оставляет впе- чатление чрезмерной “прямолинейности”, во всяком слу- чае, не помешала бы большая изобретательность.

* * *

Украина. Страна в лице своего политического класса поменяла сво  самобытное единство с русскими и бе- лорусскими соседями, преимущества естественного, исторически “испытанного” моста между Востоком и Западом на призрачную роль форпоста в борьбе с Рос- сией. Большая часть населения Украины боится этому перечить, хотя и старается всеми правдами и неправда- ми спасти своих близких от мобилизации.

Лучше слов скажут цифры. В странах Запада находят- ся до 5 миллионов граждан Незалежной, в России – с уч том выходцев из четыр х бывших восточно-украинс- ких областей – даже больше. Как тут обосновать чуть ли не исторический антагонизм украинцев и русских, на ч м настаивает Киев? Тот, что “урезал” население Украины с 52 миллионов в 1991 году едва ли не на 20 (вдумайтесь!) миллионов.

Отсюда, с одной стороны, солдат ВСУ воюет, как ве- лят и как может. В очередной раз упомянутое пропаган- дистское неистовство делает сво  дело: Россия в пуб- личных оценках значительной части воюющих и прово- жающих на войну – воплощение вселенского зла. Часто в карикатурном обличии орков-быдломассы. И с одновре- менным обвинением России в удержании Запорожской АЭС и е  же обстреле

Но с другой стороны  Знаю, тема поведения в плену – табуирована. Тем более что боевая биография многих спешно призванных хлопцев исчисляется неделями: даже по западным источникам, соотношение потерь – где-то 1:5, понятно, в чью пользу. Мы никого не хотим унизить. Но многие украинские военнопленные, во-пер- вых, настойчиво уверяют в сво м насильственном при- зыве, за что клянут политиков. Вспомним исторический афоризм Черчилля: “Храбрейшими из храбрых порой командуют гнуснейшие из гнусных”

Во-вторых, некоторые пленные вспоминают адреса (местожительства) родственников в России – в под- тверждение общих корней. И главное: со слов отцов- дедов обвиняют нас в первопричине своих бед – раз- вале Советского Союза. И вс  – на “великом-могучем”. С понятной экспрессивностью. Правда, уже потом, после обмена, многие снова становятся “щирыми са- мостийщиками”.

Проблема видится в другом: в последнее время в ан- тироссийской пропаганде усилились призывы к мести любым русским – кого-то это побудит к действию. Тем временем вопрос “что дальше?” уже стучится в обыденную повестку. Украина нес т невосполнимые потери, прежде всего, в живой силе. Особенности раз- мещения критически важных промышленных объектов привели к уничтожению около 40% из них. Никакой “план Маршалла” не обнад живает того, кто не разучился счи- тать и думать. Исподволь формируется “партия реализ- ма”. Она аккуратно именуется “партией разграничения”. Проблема – в Западе. Кто и не только там эту “партию” поддержит? И на каких расширенных геополитических условиях? А пока вс  – в руках российского солдата  “Ура!” здесь неуместно

* * *

Коллективный Запад. Тут никаких “сторон” не хватит. Плакатное “единодушие” США и Западной Европы имеет свои нюансы. С одной стороны, общая форму- ла: “демократический Запад против имперской Рос- сии” пока подтверждает свою действенность. Логика Запада состоит в том, что после 1991 года нам было предложено примкнуть к основанию “всемирной пи- рамиды”, не переча е  вершине, то есть, США. На сло- вах с этим согласны большинство их союзников. Тем более что изматывающая Россию война соответствует интересам всех е  недругов.

С другой стороны, между США и Западной Европой есть различия. Во многом они связаны с географией. Украина для американцев – почти Афганистан. Она – да- леко, поэтому никак не затрагивает их повседневную жизнь. Зато обогащает ВПК – второй после банковской сферы источник стратегической прибыли и гарант вс  той же “пирамиды”. А Россию, как многие считают, “на худой конец”, всегда можно подкупить окорочками. В этом убеждены главные американские советники по России – эмигранты, десятилетиями убеждающие в об- реч нности своей прародины.

До недавнего времени европейцы мыслили в том же русле. Но в Европе начинают сознавать, что по- следствия конфликта скажутся на вс м континенте, до поры благополучном. Хотя любой разговор с пари- жанином рано или поздно “выруливает” на “исламс- кий фактор”. Сегодня с не меньшей тревогой говорят об украинских беженцах, ибо “вакансий водопровод- чиков на всех не хватит”. А для предложений типа “можу мыти полы” уже не хватает никаких изгородей вокруг православных храмов. Когда же объектом на- падок украинских беженцев становится русская учи- тельница в Дании, тут есть о ч м задуматься не толь- ко миграционным службам, но и политикам.

Но это – не вс . Благополучие Европы во многом зиж- дилось на стабильных поставках российских энергоре- сурсов. Кому не ясно, кто и почему взорвал Северные потоки? Нынешняя ситуация для Европы не критична, но и не приятна: цены на энергосырь  выросли почти на треть. А “зел ная энергетика” вдохновляет только Грету Тунберг. Сюда постепенно добавляется и многогранный “китайский фактор”, “не интересный” ещ  год назад.

* * *

О Китае подробнее. Совсем недавно мы слышали со всех западных “сторон”: “Прич м здесь Китай? Он “заво- евал” 25 процентов мирового рынка среднего класса и будет этим дорожить “. С одной стороны, Пекин не спе- шит что-то резко менять ни в политике, ни в экономике. Он занят своим “одним поясом-пут м” – геоэкономичес- кой магистралью Восток-Запад. Заодно “поглядывает” на Северный морской путь – ищ т, чем нам в этом смыс- ле “обоюдно” помочь.

С другой стороны, китайцы как никто осознают: дав- ление на “российский” Восток рано или поздно приве- д т к столкновению Запада с Востоком как таковым. Когда Запад конструирует откровенно антикитайский AUKUS (Австралия-Великобритания-США) – тихоокеан- ский аналог НАТО, более того – переч ркивает главную дипломатическую надежду Пекина – на постепенную интеграцию Тайваня по модели Гонконга, куда деваться Китаю? Кстати, китайское “чжицай”, то есть, “санкции” в расширенно понятийном смысле близко к “цыцзи”, то есть “стимулу”. Как с “политической синологией” у тех, кто этими санкциями грозят?

Формирование политического “ответа” Вашингтону в виде российско-китайско-иранского партн рства – уже в работе. Но тогда, что останется от пресловутой “пирами- ды”? Не то же самое, что – от забытой Вестфальской системы 1648 года? Она казалась “на века” незыбле- мой и универсальной для “всего мира”.

Расширим географию. Мысль о том, что “Запад, мяг- ко говоря, не всегда прав”, посещает и всех участников ШОС-БРИКС. Даже шире: во многих странах, насчиты- вающих 7 миллиардов против одного условно проза- падного, задаются вопросом, что перспективнее – встроится в “пирамиду” или “подучить китайский язык”. Не забывая и русский

Незаверш нность многих процессов не позволяет ска- зать больше, во всяком случае, определ ннее. Мы со- знательно обходим тему ядерного оружия. Дай Бог, что- бы не возник повод о н м вспомнить

Борис Подопригора,
военный политолог, востоковед