Blog Post

Литературный Санкт-Петербург > Поэзия > Троянство к нам входило в дверь

Троянство к нам входило в дверь

Евгений ПОПОВ


Ты говоришь о бездне без кавычек,
О знаках препинания воды,
О том, кого сегодня птицы кличут,
О жизни осязанья без среды.
А бабушка – о локтевом суставе,
О том, что он мешает ночью спать,
О том, что внучка горевать устала
И эсэмэски, плача, с фронта ждать.
Записывают птицы строчки в небе,
Летают в связках страстные стрижи.
Какой-то нескончаемый молебен…
Скорее узелки их развяжи!
Как ветрено! Не хлопай облаками…
Утихни, разогнав печаль полей.
Фронт двигая тяжёлыми бросками,
Они идут уж без поводырей.
Так хочется опять расправить небо,
Разгладить смятые черновики.
А зритель жаждет:
“Нам поскорее бы!..
Нам нравится, когда полки легки”.


Что не так, Краснознамённый?..
Есть сомнения, приятель?
Фронт прошедший, прокалённый,
Волонтёр, а не каратель…
Ты вернулся. Ты всмотрелся.
И задумался. Споткнулся.
А увидев луг, нагнулся.
Но услышав, обернулся…
Кто-то тихо рассмеялся.
Кто-то вдруг перекрестился.
Для кого-то ты распался,
Для кого-то – распустился…
Прикурившие от пены –
Под панамкой и загаром…
Им желательно степенно
Прогуляться по бульвару…
Ты в глазах людей увидел
Неумытую посуду
И фанатскую по виду
Взвесь любителей корриды…
Есть желание вернуться,
Вновь в железо заковаться,
Чтобы кто-то здесь проснулся,
Не успев бы об….ся.
Вот Нева качает пристань,
Интеллект глядит закаты.
А в руках его игристое
Гаджет пьёт невиновато.
…………..


Мёртвая зона из бабочек и саксофонов.
Тихо струится гадюка. Сухой ручей
Напоминает строки, исполосованные
Голосами якобы любящих
медитирующих людей.
Ли-те-ра-ту-ра. Ступени пыльные
памятника.
А вот стихи читает
такой молодой скелет.
Он глядит на миф глазами
торжествующего праведника.
И ведь глаз
у памятника этому праведнику нет.


Она кричала: “Я была!
Я помню вас и эту глину!..”
Она дорогу родила…
Не разрывая пуповины
Мы шли. Мы помнили, куда.
Стволы меняли, гимнастёрки,
Сквозь время, воды, города.
Нас проходили. Кто-то с толком,
А кто-то забывал урок…
И, в переводе на “французский”,
Не так звучал наш голос русский.
А ведь предупреждал их Блок!
Троянство к нам входило в дверь.
Мы верили – ведь не в окно же! –
Ведь Конь! А конь всего дороже!
Ты хоть Москву возьми, хоть Тверь…
Иной кипящий рулевой
(И мчащийся в своей сардине)
Поёт английскую малину,
В дерьмо ныряя с головой.
Не потому, что сам дурак,
А просто так учили дяди.
Они крутые, не в накладе,
Под звёздно-полосатый флаг
Учили заходить. С экрана
Лилась приветственная речь,
Она учила мир беречь
Не с русского экраноплана.
Лапша с названьем пряным трэш
Ложилась плавно нам на уши.
Под приговоры “кушай-кушай!”
В сознанье пробивалась брешь.
Враг щедрым был… Но я уже
Сам понимаю, что нарушил
Снов равновесие и в души
Вложил, вы скажете, клише
Теперь уже иного рода.
(Я не диджей из игротек,
Тем более не гомосек)
Но есть у Родины природа.
Она приемлет всех и вся.
Не надо только улыбаться.
Есть ханжество. К нему прижаться –
И ты похож на ивася.
Теперь закусывай тобой,
Хоть свой, а хоть чужой – солёный…
Весь мир тебе теперь – казённый,
Хоть песни пой, а хочешь вой.
Итак, вступление моё
Уже превысило все меры:
Вошли в историю химеры.
Теперь – Подъём!!!