Blog Post

До первой звёзды

…шли несколько ангелов в гуще толпы.
Борис Пастернак.

“Тинь, тинь, синица! Добрый день!
Не бойся! Я тебя не трону!” –
мысленно про себя проговорила есенинский стих Сера-
фима Петровна своей любимице – синичке по имени
Юля, раскладывая на обледеневшем оконном карнизе
угощение – мелко нарезанные кусочки сала.

Залетела бы ты в форточку, Юлечка, здесь со мной
живёт чудный кот Персик, я бы вас познакомила; так бы
и жили мы втроём, как жили все насельники рая до гре-
хопадения..
А от пахнущего чесночком деревенского сала, прислан-
ного щедрым самарским родственником, она и сама бы
не отказалась, если бы не одно, а даже два “но”.
Первое – это Рождественский сочельник: ни скором-
ного, ни постного нельзя до первой звезды. Есть и вто-
рое “но”.
Как помнит наш благосклонный читатель, расстались
мы с Серафимой Петровной в пору летнего московского
невыносимого пекла, а снова встретились в лютые ян-
варские морозы, – каких и старожилы не помнят.
Серафиму же Петровну, надо сказать, всю жизнь от-
личали три качества, неизвестно как в ней уживающие-
ся: покладистость, упрямство и постоянство. Ну так вот,
отличаясь постоянством, несмотря ни на какие моро-
зы, она всё так же со своими неизменными скандинав-
скими палками “нарезала” круги вокруг своего, навер-
ное, до дна промёрзшего озера. Но верно говорят люди,
что от судьбы не убежишь.
Только поставила в угол палки – так тут как тут – кто бы
вы думали? – самый активный и перспективный член
местного литобъединения и лучший собутыльник её по-
койного мужа – Иван Гордеевич, идущий, как оказалось,
в магазин и принимающий иногда по-товарищески у неё
“заказы” на хлеб и молоко.

Соседушка, – смиренно попросила она Гордеича, –
купи мне колбаски и сыра, праздник завтра большой.

Пра-а-аздник, передразнил её едкий и заносчивый
сосед. – А ты к празднику готовишься как? Палки финс-
кие в угол поставила и в кресло уселась? Вон котяра все
газеты разбросал… Купить-то колбаски куплю, но напо-
минаю, что сочельник сегодня. До первой звезды – ни-
ни, ни кусочка (откуда у него такая ревность к соблюде-
нию постов взялась!), – при этих словах Гордеич шутливо
провёл по горлу тыльной стороны ладони…
Всё так, конечно, и прав Гордеич, но Серафима Пет-
ровна умолчала, что была в храме накануне. Посетова-
ла знакомому отцу Алексею, мол, трудно пост соблю-
дать и всё такое.

Время от времени срываюсь, нарушаю – и молоко
пью и конфеты ем…
Батюшка ласково с ней поговорил, посоветовал пост
держать посильно, по возрасту и немощам. Главное,
научал, запомни: никому своими маленькими духовны-
ми подвигами глаза не коли.

Матушка, молочко и конфеты – это терпимо, главное,
людей не есть – так нам советуют богомудрые старцы.
Хотя необыкновенно смиренной и покладистой была
Серафима Петровна, но тут, видимо, по наущению вра-
жьему в горячности стала выговаривать соседу, мол, сам
там смотри, не оскоромься горячительными напитка-
ми, меру хотя бы знай. А она дотерпит до первой звезды.
Что ж, слово не воробей: “Посмотрим”, – сказал. И за
словом в карман не полез, даром что ли, активный член
местного литературного объединения, мастер афориз-
мов?! Руки в боки, глаза стали круглыми и дерзкими, как
у готового броситься в драку кота, просто зашипел на неё:

Дотерпит она, я ещё посмотрю, как дотерпишь! А го-
рячительные продукты – постные, из зерна да из виног-
рада сделаны, пора бы тебе знать, не первый день небо
коптишь.
Но тут телефонный звонок прервал так нелепо назре-
вающую ссору. Звонила невестка, которая стала напра-
шиваться на чаепитие вечером. Мол, на Рождество всей
семьёй и к другой бабушке надо заглянуть…
Ну что тут скажешь? Характер у Серафимы Петровны
покладистый. Не стала она обидки копить, – мол, опять
сынок не заедет…

Вот он и отвлечёт меня от стола, от скоромной еды
этот невесточкин визит, – думала Петровна. – К тому же к
гостье готовиться надо, в делах и дотерплю как-нибудь
(с Божьей помощью!) без застолья до первой звезды.
Терпеть за работой было совсем легко, сам Господь,
наверное, помогал, да и на улице заметно темнело, и
это тоже придавало сил Серафиме Петровне.
С такими мыслями, перекрестившись, стала она к
чаепитию с невесткой готовиться: пропылесосила свою
маленькую квартирку, пол вымыла, цветы комнатные
на подоконниках полила, из пульверизатора освежила.
Подумала-подумала и вытащила по случаю купленную
большущую рыбину, голец называется. Две сковородки
рыбки нажарила.
Поохала-поахала и пирожков немного налепила. Ду-
ховка у неё сломалась. Так не растерялась Петровна и
со сковородками обошлась. Вот, мечтает, и сыночку, и
внукам пошлю гостинцев домашних. Потом (женщина
ведь!) посмотрела в зеркало, умылась-принарядилась-
причесалась. Что уж перед невесткой себя сиротой ка-
занской выставлять!
Вечером, уставшая, довольным взглядом оглядела
Серафима Петровна свои хоромы. Ёлочка ещё с Нового
года в игрушках сверкает! Рыжий котик Персик на своей
лежанке возлежит, зелёными глазами поводит, любует-
ся своей хозяйкой-хлопотуньей! Стол не по-пенсионер-
ски ломится от домашней праздничной снеди!

Вот только как же за стол садиться до первой звез-
ды? – дрогнула Серафима Петровна. Ну, и что страшно-
го? Почаёвничаю до звезды: Бог простит.
А Звезды всё не было…
Как вдруг одновременно раздались два звонка – теле-
фон домашний и во входную дверь. Серафима Петров-
на, схватив телефонную трубку, метнулась к двери. По
телефону звонила невестка, извинялась, что не приедет.
В такой лютый мороз машина не завелась… В дверях
же довольный стоял сосед Иван Гордеевич с пакетом
заказанных продуктов и бутылкой шампанского. Молча
протянул пакет с молоком, хлебом, сыром и колбасой и
спросил виновато:

Петровна, в моё окно не видно первую звезду. Всё в
тучах, метель началась. Пока звезда появится, давай с
тобой подборку моих стихов отошлём на один сайт, “Рус-
ский писатель” называется. Правда, страшновато: там
сам Крупин печатается, но он же прозаик, а из поэтов я
никого не боюсь, пусть они меня сами боятся: ведь меня
когда-то сам Пастернак благословил, давай, мол, Ваня,
я в тебе верю! Вознесенский Андрюха, помню, ещё силь-
но ему надоедал, отрывал человека от дела.
«Этот старый пень неисправим, – благодушно улыбну-
лась про себя Серафима Петровна».

Давай свою нетленку, для начала посмотрим грам-
матические ошибки. Отошлю легко, с флешки-то, одним
кликом…
Вдруг в окно раздался какой-то осторожный стук.
“Синичка Юля, наверное,- подумала Серафима Пет-
ровна”…
А высоко-высоко над её домом, над городом, над всем
мирозданием дивным светом уже пламенела долгож-
данная Звезда Рождества.