Blog Post

Литературный Санкт-Петербург > Поэзия > Мой самолёт идёт на взлёт

Мой самолёт идёт на взлёт

Ольга Мальцева

Где-то юность на станции дальней,
От которой ушли поезда,
Откликается песней прощальной,
Мы в дороге с тех пор навсегда.
То стоим на весеннем перроне,
То осенний сигналит гудок,
Будто едем в каком-то вагоне,
А билет нам – летящий листок.

* * *
Вдруг отзовутся строки…
Скорей беру перо.
Ведёт меня в потоке
Незримое весло.
Мой неизвестный кормчий
Прокладывает путь
И посредине ночи
Мне не даёт уснуть.
Скользя по зыбкой глади,
Взмывает в облака,
А на листе тетради –
Поёт стихов река…

* * *
Поможет не компас, не карта,
Нам детство вернут только сны:
Качала нас школьная парта,
Как лодка на гребне волны.
Там чайкой летела записка
С одной незабытой строкой,
И чувства плескались так близко,
И парус взмывал под рукой.
Он вышел в лазурное море,
Открытое – из-под ресниц…
Мой парус плывёт на просторе
Сюжетом для новых страниц.

Зимние сумерки
За хрустальным окном – фиолетом
Растворяется даль бирюзы,
Очарованы призрачным светом,
Быстрый бег замедляют часы.
Ждёшь меня во дворе у беседки,
И тихонько поёт снегопад,
Колыбельную слушают ветки,
В белый сон погружается сад.
Предвечернее тает мгновенье,
Околдованы сказкой зимы,
В замирающий миг откровенья
В синих сумерках таем и мы…

Из юности
Переполняя ожиданье,
Вскипает пеной талый лёд,
Трубя, в весёлом ликованье
Причалил первый теплоход.
Толкают чьи-то чемоданы,
На трап спешим и мы с тобой.
А пристань в качке полупьяной,
С летящей песней над толпой.
Теснилась очередь гурьбою,
Но вот зажгли в каютах свет,
И теплоход, дымя трубою,
Волной прорезал пенный след.
Уж теплоход – за поворотом.
Забыла пристань про печаль.
Привыкла разлучать кого-то…
И мы с тревогой смотрим вдаль…

Вальс цветов
В тихой заводи дыханье
Белых лилий и купав,
Только слышно колыханье
Ароматных жарких трав.
Солнца золото в ромашках,
В брызгах неба васильки,
В ярко-зоревых рубашках
Иван-чая островки.
Тает где-то город шумный.
Будто вечен летний час,
Будто близок берег юный –
Нам цветы играют вальс.

* * *
Было лето в изумрудах,
Парусами облака,
Берег в солнечных запрудах,
В жизнь влюблённая река.
Уносило нас теченье
В лёгкой лодке золотой –
Быстролётное мгновенье
Под счастливою звездой…
Стынет лодка на причале,
Опрокинутое дно.
Смотрят зимние печали
В затемнённое окно.

Родной уголок
Травой зарос осенний старый двор,
Грустят о лете мокрые берёзки,
Богатый растерявшие убор,
Но дорог мне их серый вид неброский.
Разлапистой смородины кусты
У ног моих в приветственном поклоне,
Растроганы, доверчиво просты –
Роняют мне слезинки на ладони…
Черёмуха, подружка юных дней,
Припомнила у старенькой ограды
Полночные свидания под ней,
В плену её душистого наряда.
А дом скучал и замер предо мной…
Его тепло я чувствую и верю:
Он ждал меня, как ждёт отец родной,
И рад, что я распахиваю двери!

Парижанка
В тени остался призрак Нотр-Дам,
О ней одной не молкнут разговоры –
Весь мир пленила стройная мадам,
Привычны ей ласкающие взоры.
Как женщина, таит в себе секрет –
Блестит в огнях изящной статуэткой,
То в красном затмевает звёздный свет,
То в золоте сверкающей кокеткой.
Признания ей шепчут облака,
Она всегда прекраснее вчерашней.
Кто повидал – влюблён наверняка –
Париж в ногах у Эйфелевой башни!

Сен-Санс
Музыкант, поиграй,
Отворяя мне рай,
Я уверена, звуки – оттуда.
Льётся радости свет,
Мир надеждой согрет,
И в душе – ожидание чуда!
Как бессмертья девиз,
Продолжается жизнь,
Все сомнения в прошлом стирает.
Но пока в этот час
Воскресает Сен-Санс, –
Белый лебедь опять умирает…

Полёт
Мой самолёт идёт на взлёт,
Всё видящий окрест,
Он только в небе и живёт,
Он видел Эверест.
Пройдя туманы облаков,
В лазурности небес,
Над белой плоскостью снегов –
Парит тяжеловес.
Готов прорваться в звёздный путь,
Уверенный в крыле,
С надеждой в точный час вернуть
Меня родной земле.

Море
Море россыпью жемчужной
Катит волны предо мной,
И шумит раскатом дружно
Отступающий прибой.
Неустанная работа,
Свыше данная волнам:
Будто молят за кого-то,
Помнят всех по именам…

Горы
Живописно природное зодчество,
Снежный блеск недоступных вершин.
Незнакомо горам одиночество,
Величавым в сединах вершин.
С ними море и небо бескрайнее,
Эхо вечности – гимн красоте.
Горы знают далёкое, тайное,
Достижимое лишь высоте.

Скалы
Угрожают долинам обвалы,
Чужаков не пуская в каньон.
Дружат с тенью отвесные скалы,
Потеряв счёт бегущих времён.
Всё глядятся в озёрное диво,
В отраженье таинственных вод
И на беркута смотрят ревниво,
На рискованно-дерзкий полёт.

* * *
Рыжей тощею лисою
Бродит осень в ноябре,
Ей последнею листвою
Не укрыться на заре.
Нет уюта под кустами,
Снег и дождь наперебой.
И грозить не перестанут –
Встали тучи над судьбой.
А куда бредёт – не знает,
Нет дороги впереди…
Вот и снег лежит, не тает
В замерзающей груди.

* * *
Где зелёное богатство,
Шелестевшее вчера?
Кочевое листьев братство
Ветер гонит со двора.
Покидают птицы гнёзда,
Горизонт открыт без виз.
К людям ближе стали звёзды –
С голых веток смотрят вниз.