Blog Post

Литературный Санкт-Петербург > Память > «Я всегда знал, что он поможет»

«Я всегда знал, что он поможет»

000Весна 1975 года. Политотделом Ленинградской военно- морской базы было принято решение создать литературное объединение. Руководителем назначили известного поэта-мариниста Всеволода Борисовича Азарова. Занятия планировалось проводить в Матросском клубе на площади Труда. Костяк литературного объединения составили авторы газеты “Советский моряк”. А поскольку я публиковал свои стихи в этой газете, то пригласили и меня. Я в то время был курсантом третьего курса Высшего военно-морского инженерного училища имени Ф.Э. Дзержинского.

На первое занятие пришли курсанты ленинградских военно- морских училищ (в том числе и Нахимовского), действующие офицеры и мичманы, ветераны Великой Отечественной войны. Всеволод Азаров предложил дать имя “Путь на моря” новому ЛИТО в память об Алексее Лебедеве, погибшем на подводной лодке в ноябре 1941 года.

Атмосфера на занятиях была демократичной. Курсанты критиковали за неточности произведения не только своих ровесников, но и старших офицеров. Даже адмиралов.

С начала работы ЛИТО “Путь на моря” одним из самых авторитетных литераторов, к мнению которого прислушивались все, стал капитан 1 ранга Игорь Александрович Смирнов, служивший в Военно-морской академии. У него, фронтовика, был богатый литературный опыт и поистине энциклопедические знания.

Игорь Александрович стал для меня не только литературным наставником, но и старшим товарищем. Он радовался моим поэтическим успехам, советовал сдерживать излишнюю эмоциональность, когда речь шла о служебных делах.

Когда я приезжал с Северного флота в Ленинград, мы с ним встречались на занятиях литературного объединения, выступали в воинских частях, военно-морских училищах и различных учреждениях.

Хранится у меня и несколько писем, которые присылал Игорь Александрович в Североморск. Благодаря ему и Всеволоду Борисовичу Азарову я всегда был в курсе событий, происходивших в “Путь на моря”. Литературное объединение жило активной творческой жизнью. Готовились подборки для различных газет, журналов, альманахов и коллективных сборников. Обсуждались новые произведения флотских литераторов.

Летом 1986 года я перевелся для продолжения службы в Кронштадт. Встречаться с Игорем Александровичем мы стали по два-три раза в месяц, а разговаривать по телефону еженедельно. С Севера я вернулся уже членом Союза писателей СССР. У меня вышли в свет две книги стихов, в Москве в издательстве “Современник” готовилась к печати третья. Она поступила на прилавки книжных магазинов в декабре 1986 года.

Особенно тесно с Игорем Александровичем Смирновым мы стали сотрудничать после назначения меня в 1993 году ответственным редактором “Морской газеты”. Советский Союз к тому времени с помощью агентов влияния был успешно развален. В средствах массовой информации появилось множество материалов, очерняющих историю нашей страны и ее Военно-Морского Флота. Я, посоветовавшись с Игорем Александровичем, решил дать бой клеветникам. Смирнов и его друзья готовили материалы по истории флота, а я публиковал их в “Морской газете”. Параллельно мы с Игорем Александровичем готовили “Поэтическую антологию”, в которой публиковались стихи профессиональных военных моряков, служивших на кораблях в XIX-XX веках. Впоследствии из этих публикаций была составлена книга.

Смирнов несколько десятилетий работал над книгой об истории Тихоокеанского флота, отрывки из которой регулярно печатались в “Морской газете”.

Нередко мне приходилось слышать оклики из Министерства обороны по поводу некоторых острых материалов, публикуемых на страницах газеты. Но курса своего я не менял. Тем более в том же Министерстве обороны у меня были единомышленники, которые разделяли мою точку зрения.

Неоднократно приезжали разного рода комиссии, но и в их состав входило немало порядочных людей.

Игорь Александрович Смирнов меня поддерживал морально, хотя и советовал действовать менее жестко. Он хорошо помнил репрессии конца 1930-х годов, жертвой которых стал его отец.

С 1 января 2005 года я стал пенсионером, отслужив в Военно-Морском Флоте почти 33 года. Планировал отдохнуть, порыбачить, пособирать грибы и ягоды. К сожалению, не удалось. В Санкт-Петербургском отделении Союза писателей России сложилась тяжелая обстановка. Организацию выселяли из занимаемого ею помещения, а ее руководитель Иван Иванович Сабило засобирался переезжать в Москву. Меня попросили несколько литераторов дать согласие баллотироваться на отчетно-выборном собрании на должность председателя Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России. Я долго не соглашался, понимая, какой груз ответственности ляжет на плечи. Но за несколько дней до собрания поговорили с Игорем Александровичем на эту тему, он убедил меня дать согласие и обещал поддержку в будущем. И слово он сдержал.

Во время руководства писательской организацией я постоянно сталкивался с непониманием, передергиванием фактов, интригами, лжедоносами, которые писали против меня в различные инстанции (вплоть до Президента РФ) завистники, мечтавшие сесть в кресло председателя отделения, чтобы решать свои коммерческие дела. Опыта руководства и знания объективной обстановки у них не было, но были амбиции и желание погреть руки за счет своих товарищей. К счастью, большинство в нашей писательской организации поддерживало меня, видя, что я стремлюсь делать добро бескорыстно. В трудные моменты мне давал нужные советы Игорь Александрович. И я благодарен ему за это.

У меня дома хранится зимняя военно-морская шапка с козырьком, которую подарил Смирнов после присвоения мне звания капитан 1 ранга. Я надеваю ее, когда зимой иду на встречи со своими друзьями-ветеранами Военно-Морского Флота.

Борис Орлов