Blog Post

Литературный Санкт-Петербург > Поэзия > Пылало слово золотом – «Балтфлот»

Пылало слово золотом – «Балтфлот»

Итак, наш литературный экипаж “Путь на моря” им. Всеволода Азарова, принарядив свой символический кораблик яркими парусами, под волнующее многоцветье салютующих петербургских небес отмечает в этом году двойной праздник – День Военно-Морского Флота России и сорокалетие нашего Литературного объединения, созданного моряками-поэтами легендарного города на Неве. Поздравляем всех беспокойных тружеников голубых дорог с замечательным праздником! Крепкого вам здоровья, надежных друзей и… семь футов под килем! Так держать! Предлагаем читателям “Литературного Санкт-Петербурга” стихи, опубликованные в нашем альманахе-ежегоднике “Поэтический фарватер”. Благодарим редакционную коллегию за предоставленное нам печатное поле.

Коллектив ЛИТО “Путь на моря” им. Вс. Азарова.

Борис ОРЛОВ

* * *
Контр-адмиралу Льву Чернавину
Не сыпалась на нас крупа
небесной манны,
Пустыней не брели
в заброшенной стране.
Холодная война – просторы океана. Холодная война – тараны в глубине.
Мы укрощали нрав торпедам и ракетам:
Холодная война, как топка, горяча.
Все сведенья о нас хранились
под запретом,
Секретным был приказ,
но он карал с плеча.
Холодная война – и подвиги, и горе…
На боевых постах бессмертье обрели.
В нейтральных водах
нет ничейных территорий,
Могилами на дне ржавеют корабли.
И хрипы ревуна, и задымленье пульта,
Как взрывы донных мин,
срывали с коек нас. Холодная война – инфаркты и инсульты:
Уходим в небеса, когда ушли в запас.

Николай МИХИН

* * *
Стал по годам я старым –
Обычные дела.
Не вдруг, не сразу стал им,
Сначала жизнь была.
В ней все: и стих, и проза,
И милые глаза,
И штормовые грозы,
И моря бирюза.
А с морем так сдружился –
До смерти – в сердце флот!
Служил… И дослужился
До федеральных льгот.
Как инвалид со стажем
И ветеран труда,
Не сломлен я, и даже
Мне горе – не беда.
Мой честный хлеб не горек;
Я в жизни – на плаву…
Я был воспитан морем,
И потому – живу!

Михаил БАЛАШОВ

Неосторожность
Я смотрел на тебя
в остывающем сумраке ночи,
Под щекою родной
шевельнуть не решаясь плечом.
Спящий локон
тихонечко ухо щекочет,
И минуты завистливо
дышат в лицо горячо.
Ты со мной – это главное…
Как в это трудно поверить.
Растворилась вселенная,
чтоб не нарушить покой.
Стали мелкими
беды, проблемы, потери –
Я, забывшись, затекшим
плечом шевельнул под щекой.
Испугавшись, вселенная
снова сгустилась в каюту.
Огорченно вздохнув,
лунным светом наполнился штиль.
И плечо пустотой
оцарапало в ту же минуту…
И опять до тебя,
словно днем, – те же тысячи миль.

Александр СОКОЛОВСКИЙ

Воспоминание
У нас была отличная кровать:
Дощатый ящик, крыт охапкой сена.
А в ящике – чего уж там скрывать?! –
Запас картошки на зиму бесценный. В прихожей – бочка с квашеной капустой
(Лопаткой пробивали корку льда!),
В застолиях капустку ели с хрустом
И бражкой запивали. Красота!
А за стеною – минус пятьдесят!..
Тайга дышала мощно и былинно.
Но трактора амурские рычат,
Трамбуя лед, буксиря “Каталины”.
Закат – игра лиловых злых полос. Пурга со свистом хищно в стекла билась.
И все-таки, как хорошо спалось!
И, между нами, хорошо любилось!

Николай УЛАНОВ

Юнгам блокады
Мы были юнгами поры блокадной,
Поры голодных будней и невзгод.
На лентах наших со звездою рядом
Пылало слово золотом – “Балтфлот”.
Не нежила судьба нас, не ласкала.
Ершисты были, дерзкие подчас.
Но тяжесть службы воли не сломала,
Кронштадт зажег
огонь матросский в нас.
Не всем светила радость возвращенья!
Не всем сиял в огнях салюта взлет!
Остались юнги, павшие в сраженьях,
На дне морском, в глуби холодных вод.
Лежат меж взрослых
храбрые мальчишки –
Безусые защитники страны.
Хранят родные их тетради, книжки
И фото пожелтевшие с войны.
Со взрослыми – в бессмертье!
В обелисках
Навечно юнг остались имена,
И в майский день венки
с поклоном низким
Уносит им балтийская волна.

Альфред ПАУЛАУСКАС

Моряк
Убаюкали ветры волну,
Спит. У берега сушит косы.
А в ныряющую луну
Рыба ласково тычет носом.
Баритон у самой воды
Про любовь поет под гитару.
И на мокром песке следы
Оставляет счастливых пара,
Подмигнул кому-то маяк,
Загремела цепь у причала.
И впервые юный моряк
Сжал в руках колесо штурвала.

Алла КУЗНЕЦОВА

Благоговение

К 110-летию гибели лучшего
русского крейсера “Варяг”
и канонерской лодки “Кореец”,
27 января 1904 года вступивших
в бой с японской эскадрой в Чемульпо.

Благоговеет Память, поднимая
Былого глыбу, толщей в сотню лет –
И стала обозримой гладь немая
И крейсера знакомый силуэт.
Припомнились часы нелегких будней
И палубы военный антураж,
Где несгибаемый в своем решенье
Руднев
И морем вышколенный
флотский экипаж…
Спасибо, Память! Ты хранишь поныне
Страницы, что в историю вошли
С печально-горьким привкусом полыни
С полей родной отеческой земли.
Ушедших лет потери не восполнить,
Но вечен, кто народом сохранен.
Спасибо всем, кто о героях помнит
И в храмах свечи ставит на канон!

Елена БЫЧКОВА

Женщина на палубе
Женщина на палубе –
К несчастью, говорят.
Но платье ярко-алое
Притягивает взгляд.
И даже ветер северный
Ей гладить кудри рад.
К несчастью?.. Не уверена,
И зря так говорят!
Глаза е¸ прекрасные –
Бескрайней глубины,
Сияют светом ласковой
Мерцающей волны.
Волшебная? Конечно же,
Приятно посмотреть!
Вплетает солнце нежное
В тугие косы медь.
Над морем чаек жалобы:
Затмила красотой!
Стоит она на палубе –
Чудесною мечтой.

Степан СЕВАСТЬЯНОВ

* * *
В плену гипербол и парабол
Я строю розовый корабль.
По водам-строчкам на рассвете
Он мчится в брызгах междометий,
А я слежу, как прочно встал
Широкий парус – интеграл.
Корабль качает плюс и минус,
Волной бушует взятый синус.
Обходит смело злые рифы
Моя команда – логарифмы…
Пусть впереди тайфун протяжный, –
Корабль летит, хоть он – бумажный!

Борис ШАТОВ

Охотоморский сонет
Монета в дар проливу Лаперуза –
Как знак того, что я вернусь сюда.
Мы по пути с плавбазы сняли грузы:
Здесь транспорт, в основном, –
одни суда.
На северо-восток спешат циклоны
Со скоростью курьерских поездов.
И кораблю опять не повезло:
Крутой волне усердно бьем поклоны.
А завтра море ляжет одеялом:
До горизонта – ни одной волны,
Что не вражды, а нежности полны –
Гармония за хаосом усталым!
Растащит ветер комья серых туч –
В их промежутки солнца рвется луч!

Наталия КОСТЮХИНА

Пути на моря
Над Россией по-новому солнце встает,
И по-новому плещет волна.
От мятущихся мыслей
всю ночь напролет
Молодому царю не до сна.
Молодому орлу, изготовясь на взлет,
Не впервые вершить чудеса,
Отправляя мечту в грандиозный полет,
Самому поднимать паруса,
Торговать и учиться, и строить суда,
И от недругов землю хранить.
Солона и студена морская вода,
Но без моря России не быть!
В громе пушек
победное солнце взойдет.
Будет слава, и честь, и почет!
Под Андреевским флагом
сквозь бури пройдет
Императором созданный флот.
О причал разбивается пенистый шквал,
Дан приказ поднимать якоря.
Петр Первый уверенно держит штурвал,
Открывая пути на моря.

Вячеслав МЕЛЬНИК

А мне бы…
Когда я свой просматриваю путь,
Не верится, что был “салагой”,
А мне б хотелось время то вернуть
И сбрызнуться соленой влагой.
Готов я пить на клотике чаек,
Сачком ловить настырных чаек,
Свой под пайолами хранить паек
И дуть компрессией на чайник.
Хотел бы с ютом заключить союз
И румпелю быть снова братом,
В шторм не забыть задраить клюз,
А рюмку водки закусить шпигатом…

Виталий ПРОХОРЕНКО

* * *
Мы встречались на причале
(Не забыть нам эти дни),
Свет лучистый излучали
Привокзальные огни.
Морем шумным и волнистым
Уплывали корабли.
В душах любящих и чистых
Нежно ландыши цвели.
Глубь бескрайная над нами
В звездных таяла лучах,
Месяц, плывший над горами,
Ставил метки на плечах.
Бил в литавры хлесткий ветер,
В барабан лупил прибой.
Не в раю – на этом свете
Целовались мы с тобой.

Владимир ДУДРОВ

Пароход
Мама гладила бель¸,
Утюжком водила.
Но увидел я свое –
Море здесь бурлило.
Попросил утюг у мамы,
Простынь-море расстелил –
Получилась диорама.
Я кораблик запустил,
Он летит по глади прямо,
За кормою пар-туман.
Я веду его упрямо –
Пятилетний капитан.
Пароход все волны сгладил,
Уложил “девятый вал”.
Значит, с морем все уладил,
Он устал и я устал!
Отдыхаем… Слышу: “Дима!..
Что случилось?.. Запах дыма!..”
Вот и кончилась игра,
А на простыни – дыра!

Владимир ЛОБОВ

Морская Муза

Светлой памяти А. Алексеева-Гая

Закрываю тетрадь,
словно парус ладьи опускаю –
Столько времени шел
по следам Алексеева-Гая!
Ты же в гавань вошла
и к причалу спокойно пристала,
Словно Муза морская моя
сухопутною стала.
Но опять на моря
альбатросом летит вдохновенье,
Ветер в рубке ревет –
и рождается стихотворенье!

Галина ФЕДОРОВА

Золотая осень
Золотое солнце хлопнуло в ладошки –
Брызги разлетелись
солнечным дождем.
Сладко потянулась золотая кошка.
Мы влюбленной парой солнечной идем.
Золото сияет на стволах и ветках,
Золотой росинкой на траве дрожит.
Радуются солнцу бабушки и детки,
Встречного улыбка – василек во ржи.
Осень наступила, осень золотая
Никого не старит, только золотит.
К югу улетая, знает птичья стая:
По весне в наш город снова прилетит!

Алевтина ЧЕВОКИНА

Моей блокадной подруге
Когда снаряды падали вокруг,
А люди все в подвалы убегали,
Лишь ты одна, мой добрый, верный друг,
Сидела и играла на рояле.
И звуки, словно прочная броня,
Тебя оберегали от снарядов.
Никто не мог уговорить тебя
Уйти, обстрел пережидая адов.
Твой юный облик был запечатлен
На полотне Ильею Глазуновым,
И радовать не перестанет он
Тех, кто зовется поколеньем новым.
А я все слышу, как в просторном зале
Голодной, злой блокадною зимой
Подросток-девочка играет на рояле,
Когда вокруг звучит снарядов вой.
Года прошли, но музыке любимой
Она поныне душу отдает,
И клавиши хранят неповторимый,
Е¸ душой исполненный полет.

Эдуард ДАНИЛОВ

* * *
В степях, лесах, горящих деревнях
Солдат российский
в дни войны багровой
Мечтал украдкой лишь о мирных днях
И о любви, рожденной в жизни новой.
Как долог путь был к праведной мечте!
Земля промокла на века от крови.
Но он пришел к победной высоте,
Его ПОБЕДА – в каждом русском слове!
Звучат слова, звучит родная речь.
Мы, россияне, помнить будем вечно
Всех тех, кому случилось в землю лечь,
И память наша будет бесконечной.