Blog Post

Литературный Санкт-Петербург > Поэзия > А мне идти тропой Трояновой

А мне идти тропой Трояновой

Михаил МУЛЛИН

* * *
Прощай, прощай,
мой самый лучший враг!
Хоть по несчастьям был
достойный брат,
Ты им, несчастьям,
оказалось, рад –
И щек твоих не умалилась алость.
Тебе на лаврах (с фигами!) покой,
А мне идти Трояновой тропой
И чаять, чтоб она не пресекалась.
На душегубца явно не похож,
За голенищем не носивший нож,
За пазухою камень холишь… Что ж?
Я не судья неблизкому былому…
Ты сухость сердца в Сене замочил
И весь набор комфорта получил –
Мне эти “блага” – не милей, чем омут.
Иду к себе, врагов своих любя,
А ты бежишь от самого себя,
Сознаньем предков бегавших напуган.
Надежный враг мой, злато возлюбив,
Езжай в Нью-Йорк
или в предместье Фив,
Но и туземцам ты не станешь другом.

Черный вальс
Одиночество Юлек и Валь
Колдовским жутковатым обрядом
Закружил под гармонь черный вальс.
Черный вальс, несмотря на наряды.
Этот вальс без фаты, без свечей –
Уж давно откричали им “Горько!”
Это вдовы убитых в Чечне
И в чужих, им не нужных “разборках”.
Зовы музыки в светлую даль
При уместности все-таки странны…
Ведь сегодня в стране – черный вальс –
Дам на танец ведут… тоже дамы.
Черный вальс на балах – новичок:
Много жизней, да только…
без личных…
На три четверти правильный счет –
Все подсчитано: нет третьих лишних!
Что там выпадет: нечет ли? Чет?
Полыхнет ли? Посыплет золою?
Белый вальс – это гамбургский счет.
Черный вальс – это счеты с судьбою.

* * *

“Россия – родина слонов”
(Любимая фраза русофобов)

Образованец Иванов
Смакует фразу с юной модницей:
“Россия – родина слонов” –
И смехом “мудрости” заходится.
Мол, патриотам надо б знать,
Что их страна – ваще негодница!
Мол, что с нее, сермяжной, взять –
В ней крокодил – и тот не водится!
Ну что подобному сказать
“Правдоискателю” спесивому?
Мурлом к лицу – не увидать
Лица мурлу и прогрессивному!
О, словоблуд! О, шалопай!
Пусть, не овеянный поверьями,
Поглубже в поисках копай
В Москве, в Уфе, на Крайнем Севере.
Бери кайло – оно дано
Для наученья малограмотных…
“Россия – родина слонов”?
Да не слонов, пигмеи, – мамонтов!

Обед
Не поглотить, казалось, бездне –
Так много содержал всего
Обед по случаю приезда
“В деревню к тетке” моего.
Стопа блинов, печений ворох
Составили б и лавке честь.
А кабачки! А помидоры?
Ну умоляю взять и съесть!
И дыня – точно хан Увека –
По лоску затемнит “простой”
Арбуз, напомнивший узбека
Полосками и полнотой.
Щепотка перца, точно порох,
На вкус племянников-юнцов.
Щекочет ноздри запах моря
От малосольных огурцов.
Поздника, сизая у тропок,
Чернильна в миске. И, легки,
Сложили зонтики укропа
В тарелку с мясом “стерженьки”.
Палитра жидкая окрошки,
Грибочки (“навзничь” и “ничком”),
От масла желтая картошка
Парит с поджаренным лучком.
И сиг едва ли не сигает
Сидящим в рот. Я впасть готов
В растерянность от расстегаев,
От кулебяк и пирогов.
В усердии не подавиться,
От спешки взять и этот кус.
Но то ж не курица – жар-птица
Для глаз, а главное, на вкус!
Съем за грузд¸м масл¸нок рыжий.
Пью пиво желтое, как медь.
И полнота здоровой жизни
Не позволяет мне полнеть.
И разносолы, и соленья,
Где каждый вкус неповторим,
Я ем еще без опасенья
За печень и холестерин!
А в запотевших рюмках водка –
Хрусталь наполнен по края.
Да, голод – истинно – не тетка.
А если тетка – не моя!
Но чай “дымит”, зовет: “Согрейся!”
Сам – золотист, с малиной – ал.
Не ем – творю священнодейство
И совершаю ритуал.
И как святыню из потира,
С волненьем, точно просфору,
Пластинку дырчатого сыра
Трезубцем трепетным беру.
Прекрасно все. Я сыт и молод.
В стране – ни холода, ни бед.
Теперь у старых русских – голод.
Но, слава Богу, тетки нет…

На Приваловом мосту
Соловей, подлец, в кусту
заливался трелями.
А беда, как лебеда,
поднималась в рост.
На Приваловом мосту
Ваню отметелили,
Даже в Ванином во рту
поломали мост.
А ведь он прошел Афган
с генералом Громовым.
Вам представить, а не снесть,
это нелегко!
Там он зубы потерял
с оплеухи бомбовой…
Ваня прежде был Иван,
а теперь никто.
Торгаши да петухи,
бабочки со своднями
Как болельщики шпаны
собрались в момент,
А за Ваню… на версту
и руки не подняли
Ни прохожий, ни жилец,
ни “поганый мент”.
А ведь Ваня Грозный брал
под командой Рохлина.
Сберегли его от пуль
генерал да крест.
…А на Приваловом мосту –
шваль да полудохлики…
Не таких еще бивал,
Когда был он трезв!
Ваня крепок и добряк,
как огурчик с грядочки.
За ночь Ваня (ничего!)
отдохнет вполне.
Завтра Ваня натрезвяк
наведет порядочек
На Приваловом мосту…
и по всей стране.
Утром счастливо часы
на руке затикают!
Трезвый Ваня и успех –
не разлей вода.
Ваня горя разметет,
горюшко размыкает.
Только трезвым не бывать
Ване никогда…
Значит, хлеще, чем Афган
перенесть повелено!
Только кем да почему –
вот ведь в чем вопрос…
На Приваловом мосту
Ваню отметелили,
На Приваловом мосту
поломали мост.