Blog Post

Дорога в Европу

Владимир Симаков

“Люди, будьте бдительны!”
Ю. Фучик

Не о рассветах нынче думаю,
Не о задорных соловьях –
О тех ребятах, что под дулами,
Об их отцах и матерях.
О крае, яростью порушенном,
Наплыве жадной саранчи…
Пришли с отравленными душами
На эту землю палачи.
“Свои” пришли – “освободители”,
Чтоб незалежную “спасти”:
Поубивали местных жителей,
Что оказались на пути.
Поубивали и натешились,
Кровавый сотворив кошмар:
Пытали, жгли, кололи, вешали
Наташ, Марусек и Тамар…
Откуда выросло поганое
На Украине воронье?
Но на экранах хулиганное
И откровенное вранье.
В Европе все поджали хвостики,
И дядя Сэм ей кум и брат.
Пусть повисит пока на гвоздике
В овечьей шкуре демократ.
Не видит он на каске свастики,
На флаге – “волчьего крюка”,
Ему давно такие кастинги
Милее русского штыка.
Идут бандеровские выползни
По Украине наших дней.
Майдан уверен: все он выполнит.
Он – глас народа, он – сильней!
Картинки эти удивительны:
Чем дальше в лес, тем больше дров.
“Прощайте, люди! Будьте бдительны!” –
Завет был краток и суров…

Пять недель

Пять недель жары… Такое редко
В петербургском климате бывает.
Только ставить высшую отметку
Сердце все же лету не желает.
Потому что время растворило
Духотой расплавленного рая
Эти дни. И все, что было мило,
Спрятало в прохладный сон сарая.
Пять недель загара и купанья
Вспомнятся среди осенних ливней.
И опять: надежды, ожиданья…
А погода с каждым днем противней.

* * *

Прижизненные сборники поэтов…
А после нас – их кто переиздаст?
Поглотит память равнодушно Лета
И наслоит иной “культурный пласт”.
Надеяться на вечность – право, глупо:
Короткий срок у нынешней строки.
А критику вооружаться лупой
Все время будет как-то не с руки.
Придут другие и оставят строчки,
Им все вниманье будет, а пока
Мы знаки препинанья ставим, точки
С наивной верой покорить века…

Николай Милоченко

Покровка

“Эти пули я в сердце храню…”
Авторская строка
Без тревоги, без злобы и лени,
Чтоб поднять меня в утлый приют,
Шестьдесят две лихие ступени
Каждый день меня преданно ждут.
Жизнь неправильно прожил, наверно,
Я бреду преисполненный дум
И считает пугающе верно
Все шаги мои эхо: “Дум…, дум…!”
От детей назиданье папуле –
Каталажка в Коломне. Противится ум…
Как запретные подлые пули*
По ноге и по сердцу: “Дум…, дум…”
Правы, нет ли единокровки,
Вспоминая: “От тюрем да сум…”
Я в Коломне топчу на Покровке
Шестьдесят две ступени: “Дум…, дум…”
Много ли шестьдесят две ступени?
Сам суди, если не тугодум –
Это – тридцать преодолений
И еще один раз: “Дум…, дум…”
Но шагов этих гулких бесследней,
Если путь до конца не пройду,
Сгинет шаг мой недужный, последний,
Эхом лестничным вскинувшись: “Ду…”

*пули «дум-дум», запрещенные Гаагской
конвенцией в 1899 году