Blog Post

Пришла из народа

Юлия Колесникова

Не прошло и года, как начала работать “Петровская Заводь” – гостиная писателей Луги. Произведения поэтов и прозаиков гостиной публикуются в газетах и журналах, а также в авторских книгах. Творческие встречи с их участием проходят в школах, Домах культуры и на фестивалях. Звучат на этих встречах и стихи руководителя гостиной Ю.Колесниковой.

Забытый дом

Не особняк и не квартира –
Клочок земли, остаток мира.
И… шест, где летом жил
скворец.
Четыре домика пчелиных,
Под крышей снега огород,
А по нему тропинка длинная,
А где-то к бане поворот.
А дом стоит. Он жд¸т и верит,
Что час пробь¸т, и ей одной –
Хозяйке он откроет двери.
Он будет ждать, пока живой.

Жила-была девочка

Разнотравия стог.
Мать и родина.
За порог – сто дорог
Мною пройдено.
Вс¸ вложилось в талант
Тихой дочери,
Дорогой талисман
– Новгородчина.
Где я стала писать,
Как захочется,
И свободно дышать
В творчестве.
В жизни каждого дня
Было много начал,
Где-то есть для меня
Мой последний причал.
А последний отгул
– в Новгородчине.
На зел¸ном лугу
Моя вотчина.

Плач

Где ты теперь, милый?
Есть ли Бог?
До твоей могилы
Сто дорог.
Чтоб не грустно было,
Что живу одна,
Ходит над могилой
Ясная луна.
Выпью на поминках,
Осушу до дна
Зверобой с травинкой,
С запахом вина.
Вспомню вс¸, что было…
Было. Не прошло.
Отчего, мой милый,
На душе светло?
Откуда я родом
Откуда я родом?
Никто не осудит.
Пришла из народа
И выбилась в люди.
В дал¸кой глубинке
Огромной России
На старой заимке
Меня окрестили.
А в городе бесятся,
Пляшут чеч¸тку.
Видать не боятся
Ни Бога, ни ч¸рта.
Тогда я вернулась
К порогу родному,
И стала Россия
Мне раем и домом.

Владимир Васильев

* * *

Как я устал. Как ты со мной
устала!
Как все вокруг
давно осточертело.
Опять октябрь.
Опять похолодало.
И ветер рвет листву
остервенело.
Порой снежит. Хрустит ледок
на лужах.
А я в плаще, как прежде
нараспашку
Вдруг понимаю, что кому-то
нужен,
И ощущаю –
без кого-то страшно.
Спешу домой. Как и всегда,
скучая.
Оправдываюсь, привираю
малость.
Ты, улыбаясь, предлагаешь
чаю.
Я вижу, признавайся,
дожидалась?

* * *

Так звонить умела только
мама:
“Ты не занят?
Я тогда поздней”…
Обрывался голос
близкий самый
С вечною заботой обо мне.
Так звонить она одна умела.
Требовать, когда я отступал,
Обижаться, если уж за дело.
И молчать, когда не отвечал.
Сообщений шквал
идет огромный,
Но я жду всего один звонок,
Самый тихий, нежный, самый
скромный:
“Как живешь ты
без меня сынок?”

* * *

Увлекает, влюбляет
и радует глаз
Зрелой осени чудный,
печальный окрас.
И пускай промокают зонты
от дождей,
Ты надейся на лучшее –
будет светлей!
Ты надейся, что не подведут
сыновья.
Будет крепнуть любовь
и, конечно, семья.
И пусть ветер что силы есть
листья метет.
Ты надейся, весна непременно
придет!
Ты надейся! Надежда всегда
огонек,
Что горит даже там,
где зажечься не мог.
Дотянись до него –
сразу станет теплей.
И пускай промокают зонты
от дождей!