Blog Post

Литературный Санкт-Петербург > Книжная полка > “И, улыбнувшись под твоей последней лаской, навсегда закрою глаза”

“И, улыбнувшись под твоей последней лаской, навсегда закрою глаза”

Такими строчками завершил стихотворение “Моей Родине” прапорщик Новиков (поэт Николай Черешнев). Потом был последний бой под Верденом…

Петербургские любители поэзии получили прекрасный подарок – недавно вышедшую из печати антологию “Поэты Первой мировой войны” (составитель Анатолий Соколов, редактор Борис Орлов). Это – уникальное издание, выпущенное в рамках просветительской программы Союза писателей России при помощи В.А. Заренкова. Тридцать шесть поэтов – как известных, так и абсолютно неизвестных современной читающей публике собраны в данном издании, выстроены в алфавитном порядке – как в списке части. И пока, увы, малознакомая нам Великая война предстает совсем по-другому. А иначе и быть не может, поскольку только поэт способен описать великое. Так уж повелось со времен Гомера.

Книга эта будет незаменимым путеводителем не только в мире поэзии, но и в мире истории, прежде всего для подрастающего поколения. Для молодежи. Каждая биография – страничка прошлого нашего Отечества. Каждое стихотворение наполнено любовью к нему. Сергей Есенин и Яков Аракин, князь Федор Касаткин-Ростовский и Демьян Бедный, Борис Савинков и Александр Блок, Бенедикт Лившиц и Николай Бурлюк. Пока еще все они – по одну, Российскую, сторону, в одной, Русской армии. Все еще живы! О, какие горы вместе могли бы свернуть эти молодые люди, причем, не только в поэтических баталиях, если…

Но история не терпит сослагательного наклонения. Поэты воевали геройски. Так же и погибали. Согласно телеграмме штаба Верховного Главнокомандующего, 27 сентября 1914 года “первым доскакал до неприятеля и врубился в него корнет Его Высочество Князь Олег Константинович”. 12 октября (27 сентября по ст.стилю) князь Олег Романов скончался от ран. Через месяц ему должно было исполниться 22 года. Шестого декабря 1916-го, в боях под Верденом, в составе Русского экспедиционного корпуса погибнет 32-летний прапорщик – Николай Черешнев (Новиков). Тридцатипятилетнего Николая Гумилева в 1921-м расстреляют в Петрограде. Князь Владимир Палей – сын Великого Князя Павла Александровича – добровольно отправился на фронт в 1915-м, восемнадцатилетним юношей – в июле 1918-го будет сброшен в шахту Алапаевска (о, эти капли царской крови, они окажутся для поручика и орденоносца смертоносней германских пуль и осколков). К великому сожалению, многие поэты ушли на жизненном и творческом взлете. Но остались стихи, которые возвращены сегодня читателю. Среди них – поэтические строки террориста Бориса Савинкова, погибшего в 1925-м в тюрьме ОГПУ, купеческого сына прапорщика Бориса Семенова, сгинувшего где-то в ГУЛАГе, умершего на крыльце чужого – китайского – дома в полной нищете Якова Аракина.

Гвардейский офицер Павел Булыгин, со свойственной всем поэтам сумасшедшинкой в поступках, в 1918-м совершил отчаянно-безумную и чрезвычайно благородную попытку освободить царскую семью из заточения, но – оказался в Екатеринбургской тюрьме, откуда, к досаде охранников, не дожидаясь расстрела, умудрился сбежать. После Гражданской войны жил в Прибалтике, в середине тридцатых годов перебрался в Парагвай (там и умер в 1940-м). От болезней, – но на свободе! – завершили свой жизненный путь поэты: гусарский штабс-ротмистр Борис Бета (во Франции, в 1931-м) и прапорщик-артиллерист Иосиф Калинников (в Чехословакии, в 1934-м). А вольноопределяющийся Вадим Шершеневич вообще скончался на Родине – в эвакуации, в 1942-м, в Барнауле. Но далеко не всем так, по-человечески, везло.

Бывшему командиру 19-го драгунского Архангелогородского полка генерал-майору Георгию Гончаренко (поэту Юрию Галичу, написавшему “четвертые сутки пылают станицы”), после окончания Гражданской войны проживавшему в Риге, в декабре 1940-го (уже в советской Латвии) неизвестный чекист, возможно, тоже ветеран Великой войны, дал шанс. Награжденного Георгиевским оружием генерала не забрал из дома, как многих – прислал повестку явиться в НКВД. Георгий Иванович Гончаренко понял все правильно и шанс использовал – покончил с собой. Многих поэтов выкосила картечь репрессий тридцатых годов…

Георгиевского кавалера Евгения Шкляра убьют немцы – в 1941-м, в лагере под Каунасом. Во время Варшавского восстания 1944 года погибнет Юрий Лисовский. А вот Иван Грузинов в 1942-м умрет в подмосковном Кунцеве от голода…

Листаешь страницы – и убеждаешься: творчество некоторых поэтов нам, оказывается, давно знакомо. Кроме упоминавшегося стихотворения “Четвертые сутки пылают станицы”, широко известными песнями стали “Волчья страсть” (победитель “Песни года-2002”), “Каждый хочет любить, и солдат, и моряк…”. Их написал кавалер четырех орденов, поручик 11-го гренадерского Фанагорийского полка Арсений Митропольский (поэтический псевдоним – Несмелов). Выпускник графа Аракчеева кадетского корпуса Митропольский умер в пересыльной тюрьме НКВД в 1945 году. Вместо могилы на память потомкам остались шесть книг стихов.

Стихи и судьбы, судьбы и стихи. От этой книги невозможно оторваться. “Нам, конечно же, удалось рассказать не обо всех поэтах Первой мировой. Главное – сделан первый шаг по восстановлению исторической справедливости… Русская литература едина”, – написал в предисловии редактор, председатель Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России Борис Орлов. Остается надеяться, что у антологии будет продолжение, что она появится в свет и большим объемом и солидным тиражом (ау, господа меценаты, всюду заявляющие о своем патриотизме!): 750 экземпляров по нынешним меркам немало, но не для такого благородного издания.

Виктор Кокосов,
член Союза писателей России