Blog Post

Литературный Санкт-Петербург > Поэзия > У нас в гостях литературное объединение “Сить”

У нас в гостях литературное объединение “Сить”

В битве на Сити русских с татаро-монголами 4 марта 1238 года бесстрашно сражался и был пленён врагами ростовский князь Василько Константинович, внук  Всеволода Большое Гнездо, потомок Ярослава Мудрого. Своей отвагой и полководческими способностями, показанными в бою, он изумил видавших виды врагов-ордынцев, и те предложили ему перейти на их сторону. Татары обещали князю наделить его огромной властью и сказочными богатствами, сделать одним из ближайших полководцев хана Батыя. Взамен же он должен был принять мусульманскую веру.

Василько решительно отверг все эти предложения и мужественно принял мученическую и жестокую казнь. Было в это время ростовскому князю 29 лет…

Николай Мурашов

* * *
Перевес татар стократен,
До победы – далеко.
Ситский берег держит с ратью
Князь ростовский Василько.
Бьётся храбро и удало,
Ловко рубится в седле.
Но в плече – большая рана…
И мутится в голове.
Через сутки князь очнулся:
Он ордынцами пленён.
Только на ноги поднялся
К Бурундаю подведён.
“Русский вой, ты бился смело,
Щурил глазки Бурундай.
Если примешь нашу веру,
Дам богатства через край!
Станешь воином ислама –
Сохраним мы жизнь тебе.
В Русь назначим
главным ханом,
Всё, что хошь,
возьмёшь себе…”
Не дослушав эти речи,
Василько мурзу осёк,
“Умереть мне много легче,
Чем вкусить измены рок.
Не надейся, окаянный,
Не предам я никогда
Ни народ мой православный,
Ни Отчизну, ни Христа.
Бейте, режьте, басурманы…
Наслаждайтесь кровью рек,
Только знайте: не поставить
На колени Русь вовек!”
Вне себя татарин… Лихо
Машет саблей высоко,
И идёт в бессмертье тихо
Князь ростовский Василько…

Кораблик на Сити

Память павших
в Ситской битве
Свято чтим и высоко;
И качает Сить кораблик –
Назван “Князем Василько”.
В дымке синего тумана
Он уверенно идёт
Мимо Юриева стана
И семёновских высот.
Там идёт, где войска тыща
Бой вела на ситском льду
И восславили “плотища”
Русской доблести звезду!
Память павших в Ситской
битве
Чтим. На сердце нелегко…
Но идёт, идёт кораблик
Живо имя Василько!

Алексей Муранов

Ситская битва

С Востока, бешеным набегом
Сломав степные племена,
Орда, привыкшая к победам,
Влетела в Русь на стременах.
Повсюду сея смерть и горе,
Презрев спокойной жизни ход,
Искать удачу в Русском поле
Пришёл неведомый народ.
По воле мрачной Бату-хана,
Примяв сугробы у реки,
В пределах княжеского стана
Татар мелькнули шишаки.
Князь Василько –
Ростовский воин,
Бесстрашный витязь удалой
Воскликнул:
“Только тот достоин
Любви и памяти людской,
Кто, веря в правую победу,
Себя в бою не пощадит
И за родной земли свободу
Умрёт иль победит!
О, други верные! Во длани
Вложите мужество сердец,
Чтобы нашли на поле брани
Враги бесславный свой конец!”
Уже воронья чёрна стая
Покрыла Сити берега,
И закипела сеча злая,
И кровью потекли снега.
И замелькали неустанно
Топор мужицкий с булавой,
И шишаки гостей незваных
Слетали вместе с головой.
Уж солнце тени удлинило,
Но вражий не ослаб напор,
И непрерывно злая сила
Волнами скатывалась с гор.
У русских копья изломались
И притупились топоры,
В живых немногие остались,
Но не склонили головы.
Без страха яростно сражались,
Мечи не дрогнули в руках!
Погибли все – врагу не сдались,
Легли на ситских берегах.
Но дух свободный не сломила
Лихих кочевников орда,
Хоть в прах и пепел превратила
Деревни, сёла, города.
И память гордая хранила
Обиды дерзкие врагов,
А Русь великая растила
На битву новую сынов.
Чтобы на поле Куликовом
За всё ответила Орда
И о другом разбое, новом
Не помышляла б никогда.
Святое чувство не остынет
К погибшим в яростной борьбе.
Мы преклоняемся поныне
Их героической судьбе.
Пускай мгновенье
за мгновеньем
Струится времени река,
Но подвиг их травой забвенья
Не зарастёт через века.

Алексей Ситский

Счастье можно обрести

Счастье можно обрести
Не в дали космической.
Я родился на Сити
Речке исторической.
И поныне счастлив я,
Счастлив от сознания,
Что фамилия моя
От её названия.
Ряд берёзок над водой
Да кустарник редкий.
Здесь с татарскою Ордой
Бились наши предки.
По преданью, погребён
Здесь, в краю лесистом,
Князь мологский Симеон,
По фамильи Ситский.
Здесь, лаская и кляня:
“Дрыхни, окаянный!”
Мать баюкала меня
В зыбке деревянной.
По оврагу вдоль ручья
Разбежались ивы.
Как хотите, всё же я
Человек счастливый!
Павел Голосов
Памятки лихолетья
Батыя косматые орды
Копытили землю мою.
Следы их спокойно, без скорби
На каждом шагу узнаю.
Не плачу при виде курганов
Печаль приглушили века.
Но память ордынцев поганых
В глубинных пластах языка.
Вся Сить – от истока до устья
Исхожена в юности мной.
Не знал бы, не понял бы Русь я,
Не встреться с её стариной.
Оратай былинного края
Нередко за Красным селом
Выпахивал, новь поднимая,
Зазубренный меч иль шелом.
А то и река вымывала
В изгибе под Бабьей горой
То комья остывшего вара,
То череп, пробитый пешнёй.
Мне дороги памятки эти
Воинственной Ситской земли,
Где ратников жёны и дети
Последнюю схватку вели.

Валентина Воробьёва

* * *
Непокорным и гордым
Головы не сносить
В битве злой и упорной
Полегли на Сити.
Сить краснела от крови,
Стаял снег до земли.
За неё поднимались
И в неё же легли,
Чтоб под солнца лучами
Здесь луга зеленели,
Чтоб лишь грозы мечами
Над Россией звенели.